Коррупционеры заставляют Конституционный суд служить запросам оккупантов

Мы привыкли говорить о нашем Конституционном суде, как о чём-то неодушевлённом.

“КСУ согласился”, “КСУ подтвердил”, “КСУ признал”. Можно подумать, что речь идёт о каком-то благотворительном фонде или ЗАГСе. Вместе с тем, Конституционный суд имеет лица, и некоторые из них мне очень даже знакомы.

Например, Миша Запорожец, хороший весёлый парень, которого я помню ещё с конца 90-х. Муж моей коллеги по Жовтневой прокуратуре Луганска Иры Запорожец, которая затем совершила сумасшедшую луганскую карьеру, едва ли не пожизненно став начальником областного управления юстиции. В 2011-м Янукович презентовал ей звание Заслуженного юриста.

Bljad, интересно, каково это – быть заслуженным юристом по версии завгара, ну да ладно.

Так вот, я очень хорошо помню их семью: Иру, Мишу и даже сына – Сашу, если не ошибаюсь. Мы случайно встретились на берегу реки Айдар, на пикнике. Пили водку. Простые душевные люди. Такими я их и запомнил.

Затем у всех начался карьерный рост. Миша из судьи в задроченных Ровеньках транзитом через Камброд трансформировался в судью Луганского апелляционного суда, а Ира, которая к тому времени умудрилась завоевать практически безграничное доверие таких разных людей, как Ефремов, Лавринович и Портнов, в кратчайшие сделала из мужа-комбайнёра судью КСУ, который 30 сентября 2010 года в числе прочих подонков подарил Украину Януковичу, а 30 августа 2015-го – его правопреемнику.

План миграции четы Запорожец в Киев был тщательно продуман и спланирован.

Выдающийся ученый-правовед, к.ю.н. и доктор философии (что?!), закончивший в Харькове юридическую академию и региональный государственный институт государственного управления при Президенте Украины, уехал обустраиваться на новом месте. Ирине, по ряду данных, была подготовлена должность начальника столичного управления юстиции, однако её цинично кинули донецкие боссы из стоматологической тусовки. Тогда же, по слухам, между ними произошёл какой-то замес, в результате которого Ирина, фигурально выражаясь, присела на стакан, а Миша продолжил наслаждаться столицей, статусом и щедрыми доплатами к официальному окладу судьи КСУ, практически узаконенными при енакиевском режиме.

Вскоре случилась война. Миша, немного пропотев после победы Майдана, очень скоро упокоился, увидев, что новые хозяева мало чем отличаются от старых, как и требования, предъявляемые к нему лично.

А Ирина обрела второй шанс и стала заместителем министра юстиции террористической организации “ЛНР”.

На чьей стороне остался Сапша, которому сейчас, по моим прикидкам, должно быть лет двадцать, я не знаю. Надеюсь, что не с мамой.

Так и живёт некогда сплоченная, простая и душевная familia Запорожец: мама служит оккупантам, папа – всем, кто при власти. Делают одно дело, если проще. Просто по разные стороны линии соприкосновения.

В то же время, как мне рассказали земляки, бывший заместитель председателя Жовтневого районного суда Сергеев, который уже при террористах, после захвата СБУ и ОГА, в Луганске дал санкцию на арест всей банды Болотова и в поисках которого эти животные перерыли весь город, уже больше года ожидает назначения, не получая, разумеется, зарплаты и не имея права заниматься бизнесом, поскольку статуса судьи его никто не лишал. И не он один, к слову.
~

Такая вот история, и вывод из неё до боли очевиден. Власть в Украине меняется, но не меняется её сущность, сердцевина.

И в подавляющем большинстве случаев принципиальному, неудобному патриоту она предпочтёт дежурного мягкотелого хуесоса. Простите за обсценный термин, но “язык правы прост”, и я полагаю, упомянутый выше доктор философии без труда угадает автора этого афоризма.

Сергей Иванов


Загрузка...