Экс-регионалы мешают правозащитникам отстаивать законы

В годовщину закона об очищении власти велик соблазн рассказать о достижениях.

Будь у меня час времени, как на недавнем выступлении перед журналистами на курсах РПР, и ваше внимание, я бы так и сделал. Я показал бы, как против принятия и исполнения этого закона в едином порыве выступали председатель Госдумы РФ Нарышкин (со стоящей за ним ФСБ) и Генпрокурор Украины Ярема, сплоченная банда экс-регионалов под руководством Левочкина-Кивалова и влиятельные сотрудники АП, судьи с ментами и прокурорами – и правозащитники. Как все они пылись сбить этот закон с помощью вначале Венецианской комиссии, а затем Конституционного суда – и как небольшая группа энтузиастов этому противостояла (отменить закон наши оппоненты не сумели, но оболгали и дискредитировали вполне основательно). Рассказал бы, как впервые в своей истории Венецианская комиссия в результате общения с нами изменила заключение по закону на противоположное и констатировала в окончательных выводах от июня, что ситуация в Украине беспрецедентна и закон, соответственно, тоже, что демократия имеет право себя защищать и автоматическая люстрация здесь оправдана (с радостью вытатуировал бы эту фразу на лбах самонадеянных идиотов, тыкавших в нас нарушением, якобы, презумпции невиновности). Я рассказал бы, как сумели мы (почти сумели, если точнее) преодолеть тотальный саботаж с очищением власти в самых чувствительных госорганах и остановить вал беспредельных и беззаконных решений судов, возвращавших на службу самых грязных прокуроров и ментов. И вы поняли бы, что мы сделали невозможное.
Но я не стану этого рассказывать, ибо все это не имеет принципиального значения. Общество не получило ожидаемого очищения власти, оно разочаровано и обозлено. И не без оснований – мы провалили имущественную люстрацию, которая в условиях паралича правоохранительной системы только одна и могла подчистить систему от коррупционеров (пусть хоть отчасти).
Причин тут две. Одна – мы не сумели вовлечь в процесс общество, от которого ожидали сигналов о несоответствии образа жизни чиновников, правоохранителей и судей их декларируемым доходам. Вторая ещё прозаичнее – приказ Минфина 1100. Этот мегакоррупционный документ год назад предписал фискальной службе при проведении проверки игнорировать доходы и имущество членов семьи госслужащих, сосредоточившись лишь на них самих. И тем лишил проверку всякого смысла. А мы за год так и не сумели добиться отмены этого свинства.
Конечно, можно сослаться на кучу антикоррупционных органов, созданных или создаваемых в последний год – мол, пусть они теперь себя покажут. Тем более, что и венецианцы рекомендуют борьбу с коррупцией от люстрации отделить (а чисто люстрационные задачи мы процентов на 90 выполнили). Но, как говорят американцы, если хочешь выполнить работу хорошо – сделай её сам. На следующей неделе мы подаём на Кабмин результаты проверки Фискальной службы по исполнению закона об очищении власти. Один из важнейших пунктов там – замечания по приказу 1100. Если Яценюк нас поддержит, как бывало не раз прежде, то имущественную проверку фискалам придётся провести заново и на основании современного антикоррупционного законодательства. Надеюсь, прорвёмся.

Карл Волох