Гонения на добровольцев началась из-за конституционных изменений

По поповду новой “редакции” изменений в Конституцию, Нуланд, Обаму и Иран.

Кто-то уже поспешил выстроить такую схему. Мол, Путин договорился с Обамой по Ирану, Обама дал команду, и Нуланд слетала в Киев, где добилась перенесения в текст самой украинской конституции “особого статуса” отдельных районов Донбасса.
Выглядит красиво, но не может соответствовать действительности. Американская дипломатия так работать не может. Не может какое-либо важное решение приниматься на основании реакции лидера. Все разрабатывается и внедряется долго, стратегически, на перспективу.
И решение об особом статусе тоже было принято давно. Почитайте текст Минск-2. Там все написано. Когда в мировом сообществе говорят о выполнении этого договора, то они говорят именно о выполнении. И все.
Вопросов к американской дипломатии нет. Думаю, сами они горды собой и приближаются в мыслях к самому масштабному триумфу.
Вопросы могут быть только к украинскому президенту, который заварил всю эту кашу, и теперь не знает, как её расхлебать.
Сограждане, наш президент давно согласился на особый статус Донбасса, подписав что-то в Минске. Возможно, это было не самое худшее решение. Возможно, у него не было иного выбора. Все возможно. Проблема в том, что приняв под давлением сторонних сил решение, зафиксировав его, президент потратил полгода не на то, чтобы пояснить свои мотивы обществу, а на дискредитацию потенциальных оппонентов. Война против “добровольцев” – это из той серии. Их пытались дискредитировать, лишить поддержки и раздавить, чтобы они не мешали в процессе принятия конституционных изменений. Эта политика оказалась не очень эффективной, и вместо заявленных целей привела лишь к очередному расколу общества и дестабилизации ситуации в стране.
Повторюсь, решение об особом статусе было принято давно. Сам президент все решил тоже давно. Вместо того, чтобы вызвать народ на “взрослый разговор”, он предпочёл заняться ” петляниями” и стравливаниями, в надежде, что когда настанет момент реализовать решение, этого никто не заметит.

Петр Олещук