Больничный юмор в Украине стал циничнее фронтового

Коридор больницы был такой длинный и светлый, что больной на всякий случай проверил у себя пульс…

Больничный юмор циничнее фронтового. Но воспринимается легко и безобидно, когда ты не посетитель, а пациент.
То же самое на фронте –
ничего общего с восприятием реальности от интернет-аудитории и телепузиков, которые в реальных боевых условиях видят и снимают одно, только потом редакция в эфир ставит своё виденье. Офисное, столичное.
А не фронтового журналиста.
Реанимация – тот же фронт. Передовая. Мы лежим червячками-куколками в коконах пелёнок и одеял, опутанные проводами и трубками, подключенные одновременно к мониторам и капельницам.
А рядом с нами, в этой же комнате за примитивной ширмой, врачи сражаются с неутешительными диагнозами, больной – с болезнью, а Жизнь –
со Смертью.
Вчера привезли Мужчину.
57 лет. Инфаркт. Запущенный. Сразу на стол, борьба и надежда, слаженность и профессионализм операционной бригады.
Вроде справились.
Привезли к нам. Тяжёлый.
Неспокойный. Шумный.
Но негромкий – ему нечем, ему душит, давит и болит.
У нас не принято знакомиться. Дядьки. Тётьки. Туристы с того света и экскурсоводы –
с этого.
Мы делились с Соседом водой питьевой и салфетками-полотенцами.
Всей палатой терпели и мирились с его стонами,
искуственным дыханием на кислороде и звуками осязаемой борьбы Души с Телом и Жизни – с Костлявой.
Держали кулаки, хоть и нахождение на этом “Марсовом поле” нам самим оптимизма и позитива явно не добавляло.
Переживали за медсестричек и Докторов, пытавшихся вытащить 57-летнего потёртого Судьбой Киевлянина с Отрадного Александра Николаевича с Того Света.
И всё равно в палате послеоперационной реанимации в это время у каждого по отдельности параллельно шла своя Жизнь. Своя борьба. Своё расписание. И приём пищи, и приём барбитуры. Назначения, физиология, утки-комментарии-телефонные беседы тихим шопотом, у кого книжка, у кого мобильный интернет, у кого долгожданный и обнадёживающий сон, у кого – бессонница и обречённый, отречённый неморгающий взгляд в одну точку в белый потресканый потолок…
Реанимация – как автобус. Или салон самолёта. Вроде все вместе по одному маршруту в одну сторону, но каждый – сам по себе, сам за себя и по своей персональной программе в попытке выбраться из этого пропитанного болью и надеждой кафеля на свежий воздух.
Туда, где ругаемая всеми на чём свет стоит простая человеческая жизнь. В реанимации кардиологии по-новому смотришь на слово “Жить”.
Извините за отсутствие копирайта, БПП…
Дядя Саша до утра не дотянул. Бригада боролась, как могла. И у нас за ширмой, и потом в операционной.
Целый день всё у нас было подчинено “спасению рядового Николаича”
Не спасли. Трудно описать, в каком астрале возвращались к нам в палату из операционной медсёстры и врачи.
Без эмоций. Без сил.
Без выражения лица.
Просто из Преисподней к нам в зал ожидания шагнул бэйджик с медицинским образованием.
Бэйджик. Ведь Человек, обладатель бэйджика, оставил там, на передовой, где жЖизнь сражается со Смертью – всё. Всего себя.
Без остатка.
С особым чувством читаю искренние добродушные наивные пожелания “Алексей, выспитесь там, отдохните, займитесь собой!” Именно тут именно то место, где можно отдохнуть, выспаться, думать о хорошем и беречь себя. Именно тут, где в метре за тряпичной ширмой из простыни словно в театре теней борется за Жизнь Человек.
И где Смерть борется с Человеком. Бой этот неравный. Всегда.
А ты как на корриде наблюдаешь в полном неведеньи, кто кого сегодня? Торреадор быка? Или бык – торреадора?
У подавляющего большинства обычных нормальных людей нет ни малейшего понятия с пониманием, что происходит на фронте.
И в реанимации.
Которая тоже – фронт.
24/7. 365 дней в году.
366 в Високосном.
Николаич ушёл. Оставил.
Старался, но не справился.
Хотел, но не смог.
А может мог, но не захотел.
Мир Его Праху.
А мы – держимся.
Справляемся. Дюжим.
Смотрю на ширму и в неплотно пригнанную щель вижу пустую кровать.
Свежезастеленную.
У нас тут текучка.
Иногда – траффик джем.
И каждый в этой агрессивной среде карабкается по своим делам. В свою, одному ему известную сторону.
Цените Жизнь, Свет, Воздух, стакан воды, тишину, общение, эмоции, возможность свободно передаигаться без ограничений.
Иногда нам кажется, что это неважно и так будет вечно. Жизнь и будни Судьбы лёгким щелчком по носу или подзатыльником убедительно и в миг объясняют нам, что мы заблуждаемся.
Это не так.
Берегите себя, Люди.
Стройте планы, но не забывайте Жить, чувствовать, любить, сопереживаь, двигаться, делать – Здесь и Сейчас.
Завтра наступит завтра.
Для всех.
Но не для каждого из нас.
Помните об этом и хоть пару часов в день живите этим, сегодняшним днём.
С наилучшими и самыми светлыми пожеланиями
от нашего диетического стола вашему недиетическому.
Реанимация кардиологии.
Знаем, что говорим.
Проверенно на собственном Жизненном опыте. Дорогого стОит.

Алексей Мочанов