Запасайтесь керосином: почему украинцам не стоит надеятся на власть

Месяц назад знакомая рассказала мне о страшном случае:

А у наших соседей дачу обокрали! Вынесли все, что люди запасли на случай войны!

– Ну, что же… Снова купят гречку и соль.

– Там не только гречка была! Копченое мясо, коньяк, конфеты, икра. Всего продуктов на 7 тысяч гривен! – сказала женщина с выражением ужаса и зависти на лице.

С размахом люди собирались отпраздновать военные действия возле их дома.

Поднимите руки те, чьи мамы не консервируют помидоры, не закатывают варенье в промышленных масштабах и не бегут в магазины за крупой, как только из телевизора доносится весть, что грядет новый кризис.

Нужно обладать талантом психолога масштабов Юнга, чтобы убедить маму, что консервированные огурцы можно по случаю купить в магазине и не обязательно приобретать на последние деньги от пенсии мешок сахара. Мамы и в мирное время склонны к накоплению и запасанию, а повлиять на них во время войны – это и вовсе непосильная задача.

Мы все это им доказываем, анализируем, объясняем, показываем какие-то сводки на планшете и гуглим в смартфоне комментарии экономистов. Мамы кивают, соглашаются, а потом идут в магазин и покупают мешок чего-то очень нужного для выживания.

Потому что мы – молодые, и пороху не нюхали. А они пережили голодные 1990-е. И им рассказывали наши бабушки, которые вынесли войну и голод, что никогда нельзя надеяться на государство и экономистов. Только на себя. Что когда приходит голод – вот то, что ты спрятал в погребе, то и съешь. А больше никто не поможет. И никому ты не нужен.

А умный экономист опухнет от голода и умрет. Потому что не закатал огурцы.

Например, семья моей бабушки выжила в голод 1947-го благодаря свиной шкуре, которая завалялась на чердаке. В хорошие времена это был мусор. А в голодные – ее нашли и каждый день варили по маленькому кусочку – бросали в суп, отчего он становился наваристее. И эта легенда о шкуре-спасительнице прочно обосновалась в памяти моих родственников.

Шкура вклеилась в генетический код украинцев, и ее оттуда не вытравишь ничем. Разве что долгими счастливыми спокойными годами благоденствия в стране, но они почему-то все никак не наступают.

В одной статье на российском ресурсе прочла пару мыслей на эту тему – не надо ничего запасать, потому что во время голода люди становились сплоченными, надо думать о других, вам помогут. (Наверное, Путину надоели эти толпы людей, которые пишут ему письма со словами “хочу кушать”, и появилась эта статья.)

Во время голода люди ели людей. Никто не думает о высоком, когда превращается в животное и испытывает только желание выжить. Надо быть очень одухотворенной личностью, чтобы думать о ближнем, когда сам пухнешь от голода.

Поэтому, да – мне тоже смешно, когда я вижу в супермаркете пустые полки, где должна быть гречка, да – я тоже пытаюсь приучить маму жить спокойно и не прятать сахар в чулане, да – я тоже хочу быть высоко духовной личностью, доверять всем вокруг и верить, что во время голода мне принесут поесть.

Но не могу. Я не могу сказать – расслабьтесь, бабушки, и надейтесь на государство. Потому что я понимаю, что это будет означать – расслабься и умри.

Хоть как это и смешно, милые любители запасаться – запасайтесь. Гребите гречку, складируйте соль, пока она не превратится в большой ком, заставляйте погреб батареей банок, прячьте под кроватью двадцать тюбиков зубной пасты и ящик мыла. Смотрите экономические новости, в которых прогнозируют дефолт, с одной целью – чтобы знать, бежать уже за керосином или еще нет. Потому что вы правы.

Потому что все, кто над вами смеется с трибуны Верховной Рады, как только наступит голод-война-дефолт – чкурнут в Австрию. А вы останетесь хотя бы со своим керосином. И даже если вам не придется его поджигать – он хотя бы согреет вам душу.

Алена Голота 

для The Insider