В случае разногласий в НАТО Европа не сможет себя защитить

Аннексия Крыма и секретная война на Юго-Востоке Украины поставили Россию в центр мировой политики. Все больше государств видят в ней прямую угрозу.

На днях председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер в интервью газете Welt am Sonntag призвал к созданию общеевропейской армии. Причин создания такой армии он не скрывал. Такие вооруженные силы необходимы, по словам Юнкера, «чтобы намекнуть России, что мы серьезно относимся к защите ценностей Европейского союза». Показательно, что идея тут же обрела поддержку влиятельных европейских политиков: немецкого канцлера Ангелы Меркель и финского президента Саули Ниинисте. Перспективы создания объединенной европейской армии будут обсуждаться на июньском саммите Евросоюза. Не исключено, что эта же тема будет затронута и в докладе бывшего генсека НАТО Хавьера Соланы «Больше общности для европейской обороны», который должен быть представлен в Брюсселе.

Надо сказать, что в последнюю четверть века идея создания европейской армии возникала неоднократно. Но и в конце 90-х, и в начале 2000-х годов желание учредить собственные вооруженные силы возникало у лидеров европейских государств не из-за российской угрозы, а по причине ее исчезновения. В отсутствии военной опасности стали нарастать противоречия между США и их европейскими союзниками по НАТО. В некоторых случаях Вашингтон игнорировал призывы европейцев к проведению гуманитарных и миротворческих операций в государствах. Так получилось в 2003-м, когда ООН была вынуждена обратиться не к НАТО, а к ЕС с просьбой о проведении миротворческой операции в Конго. Совсем недавно США предпочли воздержаться от непосредственного участия в воздушной операции против режима Каддафи, ограничившись лишь тыловой поддержкой.

В то же время полная зависимость от Соединенных Штатов в области обороны была чревата конфликтами и в той ситуации, когда сами западноевропейские государства не желают участвовать в тех или иных военных операциях Вашингтона. Так американское вторжение в Ирак, которое вызвало жесткую критику ФРГ и Франции, привело к кризису в Североатлантическом альянсе.

ТАСС

Однако желание создать евроармию так и оставалось только желанием. С одной стороны, атлантические ценности, которые и обеспечивают американо-европейское единство, всегда одерживали верх над противоречиями между Новым и Старым светом. С другой, военные расходы западноевропейских государств были настолько малы, что делить их между НАТО и некоей военной организацией ЕС было уж совершенно невозможно. Выход находили всякий раз в некоем паллиативе, позволявшем не дробить силы. Например, во всех натовских штабах предполагалось создать сугубо европейские «ячейки», на которые были завязаны воинские соединения исключительно западноевропейских государств. Эти «ячейки» должны были разрабатывать и проводить военную операцию в том гипотетическом случае, если США отказывались в ней участвовать. Кроме того, было объявлено о создании сугубо европейских «сил реагирования», в которые вошли многонациональные соединения. Фактически в их составе были те же соединения, которые предполагалось использовать и в натовских операциях.

Однако теперь в НАТО никаких противоречий не наблюдается. Да и откуда же им взяться, когда на глазах происходит возрождение «угрозы с Востока». И, конечно, главная защита от нее – американская военная мощь. Подозреваю, инициатива создания объединенной европейской армии исходит от тех, кто вообще не является членом Североатлантического альянса и посему не имеет натовских гарантий безопасности. Им стало как-то очень неуютно на одном континенте с Россией, все время одерживающей внешнеполитические успехи. И очень захотелось защищать европейские ценности, подключив в военном плане Евросоюз к НАТО…

Александр Гольц