В российских тюрьмах издеваются над заключенными женщинами

Медчасть. ИК-14, Мордовия.

В медчасти моет пол и носит заведующей чай Лена Федорова, точеной русской красоты девушка. Заключенная. С длинной и толстой русой косой. Лене завидует вся колония – пока все сутками пашут на промзоне, она моет полы в медчасти. Как же я, заключенная ИК-14, хотела оказаться на месте Лены и мыть ебаные полы в оазисе медчасти. Мыть полы, но только не загонять себе иглы под ногти в раскаленном швейном цеху. Мыть полы считаешь за счастье: в колонии легко теряешь гордость.

Но настал день, и Лена поссорилась с администрацией. В чем была суть спора? Лена потребовала, чтобы ее впервые за несколько лет вывезли на необходимое ей медицинское обследование в лагерную больницу. Еще Лена в открытую заявила, что это неправильно – доводить заключенных тяжелой работой и избиениями до смерти. Одна из заключенных умерла на руках у Лены. За позицию Лену перевели в пресс-отряд, обитатели которого больше напоминают тени – иссохшие, изможденные, всегда грязные. Третьему отряду не разрешают мыться.

Мне позвонила мама Лены Федоровой: Лена доведена администрацией до исступления и отчаяния, она объявила голодовку. Лена боится за свою жизнь, Лена боится мести администрации, Лена боится пресс-отряда. Все, что просит Лена – перевести ее отбывать наказание в другой регион. Она не просит ослабления режима, она не просит ее освободить. Она мечтает о том, чтобы ей дали отбывать наказание без страха за жизнь и унижений. Как жестоко надо обращаться с человеческим существом, чтобы пределом его мечтаний был перевод в колонию другого региона? Кто знает. Но было время, когда и я была в таком забитом и уничтоженном состоянии, что главной моей мечтой было уехать в другую колонию.

Колонии Мордовии и заместитель ИК-14 Юрий Куприянов, лично ответственный за пытки заключенных, должны быть разрушены.

Надежда Толоконникова