"Список Немцова" в Конгрессе: оппозиционерам предъявляют стукачество

Михаил Касьянов и Владимир Кара-Мурза (младший) передали в Конгресс США перечень лиц, которыми следует пополнить «список Магнитского», поскольку эти персонажи принимали непосредственное участие в травле Бориса Немцова, что и привело к его гибели.

В переданном в Конгресс «списке Немцова» восемь сотрудников российских медиа: Олег Добродеев, Владимир Кулистиков,  Дмитрий Киселев, Аркадий Мамонтов, Константин Семин, Владимир Соловьев, Андрей Караулов и Алексей Пушков.

Вероятность того, что Конгресс США поддержит инициативу руководства партии РПР – Парнас, довольно велика. Кроме того, после того как «список Немцова» будет поддержан американцами, он отправится в Европу, которая тоже, возможно, закроет свои двери перед этой восьмеркой пропагандистов.

Российский официоз отреагировал на эту инициативу в диапазоне от сдержанного осуждения до прямого обвинения в стукачестве и предательстве. Первый полюс был представлен уполномоченным по правам человека в РФ Эллой Памфиловой, которая сочла, что «апеллировать к Конгрессу чужой страны вместо того, чтобы апеллировать к собственному народу, неприлично». Тут, правда, хотелось бы уточнить у госпожи Памфиловой, уж если она главная по правам человека в РФ, каким образом оппозиция в России может апеллировать к народу при той медийной блокаде, которую устроил путинский режим.

Другой полюс реакции, тот, где Касьянова и Кара-Мурзу обвиняли в предательстве и стукачестве, представил депутат Железняк, который обстоятельно изложил свою точку зрения в «списке Норкина» на НТВ. Депутат Железняк объяснил, что оппозиционеры у нас имеют все возможности выступать в прямом эфире (кто бы депутату Железняку в этот момент задал вопрос о том, сколько раз в любом, прямом ли, кривом ли, эфире был тот же убитый Борис Немцов в последние годы). После чего депутат Железняк обрушился на США, которые, по его убеждению, нарушают собственную 1-ю поправку к Конституции.

1-я поправка к Конституции США, а также все международное право, включая Всеобщую декларацию по правам человека (ст. 19), Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод (ст. 10) и прочие прекрасные документы защищают журналистов и СМИ, но не имеют никакого отношения к тем, кто занимается пропагандой ненависти. К таким, как Юлиус Штрейхер, повешенный по приговору Нюрнбергского трибунала. К таким, как сотрудники «Радио тысячи холмов», осужденные за разжигание ненависти, ставшее причиной геноцида народа тутси в 1994 году.

Восьмерка из «списка Немцова» не имеет никакого отношения к журналистике. Они в одной социальной группе со Штрейхером и с теми из руандийского радио. И Семин, который заявлял, что Немцов обязательно приветствовал бы Гитлера в Москве в 1941 году. И Соловьев, лгавший, что Борис грабил Россию в 90-е, а после этого имевший наглость и подлость называть Бориса своим другом. И Караулов, назвавший организаторов «Марша мира», среди которых персонально был поименован Борис Немцов, – предателями. И Дмитрий Киселев, заявивший, что Немцов мечтает об удушении и расчленении России другими странами. И Добродеев с Кулистиковым, заполнившие эфиры своих каналов фильмами вроде «Анатомии протеста» и спецпередачами типа «Специальный корреспондент», где Немцова и его товарищей по оппозиции обливали грязью и представляли исчадьями ада.

Фигуранты «списка Немцова» бодрятся, делают вид, что им грядущие санкции нипочем, называют инициативу Касьянова и Кара-Мурзы «идиотизмом» (Соловьев) и почему-то «онанизмом» (Киселев), но на самом деле испытывают страх. Это проявляется, в том числе в том, с какой стремительностью стали исчезать из ютуба те их программы, которые уличали их в разжигании ненависти к Борису Немцову.

Эта «восьмерка» из «списка Немцова» первая, но далеко не последняя из армии путинских информационных войск, которая будет объявлена вне поля человеческой цивилизации. И чем решительнее будут действовать страны, которые составляют основу этой цивилизации, тем быстрее прекратится морок, накрывший Россию последние 15 лет.