Путин реализовывает новую стратегию против Обамы

На наших глазах рождается новая дипломатическая стратегия России: не можешь предложить ничего путного, создавай другим проблемы. Было изначально ясно: Путин не может предложить ничего позитивного, что могло бы стать предметом переговоров с американским президентом. Москва, как следует из интервью Путина американским телеканалам, не может отказаться ни от поддержки режима Асада в Сирии, ни от поддержки сепаратистов на Донбассе. Призывы к созданию коалиции против террористической организации «Исламское государство» остаются пустым звуком.

Но Россия вдруг перебросила боевые самолеты в Сирию. Понятно, что их применение точно не приведет к перелому ситуации и разгрому сил ИГ. Но вот создать проблему для Обамы это может. Ведь если американские и российские самолеты будут одновременно выполнять боевые задачи в одном и том же районе, это чревато всевозможными инцидентами. Еще хуже, если американцы получат приказ атаковать силы Асада, а русские защищать их. В результате Обама, скрепя сердце, согласился на встречу с Путиным, от которой еще недавно решительно отказывался. Однако развернувшаяся американо-российская перебранка вокруг того, кто попросил об этой встрече, оставляет не слишком много шансов на ее позитивное завершение. Нет сомнений, Москве в ближайшем будущем придется выдумывать новые «негативные стимулы», чтобы заставить Вашингтон обращать внимание на себя.

Вполне вероятно, что таким «негативным стимулом» станет вопрос о тактическом (нестратегическом) ядерном оружии в Европе. Буквально за несколько дней до поездки российского президента в Нью-Йорк российский МИД вдруг вспомнил, что коварные США вот уже пять лет реализуют программу замены двухсот с лишним ядерных бомб, размещенных в Европе, на более современные. Несмотря на то, что до момента замены осталось еще добрых пять лет, в Москве забили тревогу. Представитель отечественного МИДа Мария Захарова заявила, что американцы, приспосабливая бомбы В-61-12 к использованию самолетами «Торнадо», которые стоят на вооружении европейских союзников США, нарушают Договор о нераспространении ядерного оружия. Более того, поспешил присоединиться путинский пресс-секретарь Дмитрий Песков, «это может привести к нарушению стратегического баланса в Европе, и поэтому, безусловно, это потребует от России принятия контршагов и контрмер для восстановления баланса и паритета».

Неназванные, но очень близкие в военному ведомству источники сообщили российским журналистам: речь идет о развертывании оперативно-тактического ракетного комплекса «Искандер» в Калининградской области и перебазировании ближе к западным границам полка дальних бомбардировщиков Ту-22М3.

А потом грянула и самая тяжелая артиллерия. В ответ на вопрос о российском военном присутствии на Украине Путин вдруг заявил: «В Европе находится тактическое ядерное оружие Соединённых Штатов, не будем об этом забывать. Это что означает? Что вы оккупировали Германию или только преобразовали оккупационные войска в войска НАТО? А если мы держим свои войска на нашей территории на границе с каким‑то государством, вы считаете, что это уже преступление?».

Честно сказать, смысла во всех этих претензиях, перемешанных с угрозами, немного. Американские атомные бомбы находятся в Европе долгие десятилетия, в мирное время их полностью контролируют военнослужащие США. На этот счет подписаны специальные соглашения с европейскими союзниками. За все эти годы никому в Москве не приходило в голову, что это подрывает Договор о нераспространении ядерного оружия. Если здесь и можно обнаружить что-то новое, то другой аргумент — о том, что американские бомбы нарушают стратегический баланс в Европе — взят аккурат из набора советской дипломатии эпохи споров вокруг ракет средней и меньшей дальности.

Логика здесь простая: американские нестратегические носители могут достичь Москвы и Санкт-Петербурга, а российские не долетают до США. При этом в расчет не берется то, что Москва обладает, по мнению большинства экспертов, немалым превосходством над Соединенными Штатами как раз в области тактического ядерного оружия. Так что, составляя формулы баланса, надо исходить из того, что российские носители могут поразить любой объект на территории европейских союзников США.

Собственно говоря, в том и состоит символический смысл размещения американских бомб: США демонстрируют готовность сдержать ядерную агрессию против европейских членов НАТО. Надо сказать, все последние годы Вашингтон настойчиво предлагал Москве начать переговоры по нестратегическому ядерному оружию. Однако Кремль явно не желал вести такие переговоры, выставляя в качестве предварительного условия вывод атомных бомб на национальную территорию США. Что, заметим, лишает переговоры какого-либо смысла.

ТАСС

Не больше логики и в российских угрозах. Последние лет восемь-девять при любом конфликте с США российские начальники угрожали развернуть «Искандеры». В результате развертывание этих ракет, заявленная дальность которых, ну, никак не дотягивает до баз, где развернуты американские бомбы, неизбежно будет рассматриваться как акт конфронтации. Любопытно, как будут выворачиваться российские начальники, когда настанет день планового перевооружения ракетной бригады в Калининградской области? Точно такой же тупик представляет собой обещание развернуть полк дальних бомбардировщиков. Этот самолет, подобно «Искандеру», превратился в своего рода «летучего голландца». Близкие к Минобороны эксперты посылают очередной полк «тушек» то в Крым, то в Арктику, то вот теперь к западным границам. При этом надо иметь в виду, что количество Ту-22 не увеличивается. Последний такой самолет был произведен в начале 90-х…

О глупостях, которыми по поводу американских бомб разразились депутаты Госдумы, и говорить не приходится. Если Кремль рискнет выйти из договоров о сокращении стратегических вооружений или о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, это вовлечет его в такую гонку вооружений, которая уничтожила СССР.

Так что пока «негативных стимулов» не найдено. Но опасно уже то, что Кремль концентрируется исключительно на них…

Александр Гольц