Общественная критика известного волонтера оказалась политическим заказом

Про «мочилово» Мочанова

Украинский волонтёр и автогонщик Алексей Мочанов съездил в Донецк и по итогам поездки сказал много того, что не совпало с картинкой некоторых людей на «большой земле». После этого Мочанова начали мочить. Почему так произошло?

Мочанов и Рубан довольно давно говорят то, что противоречит официальной позиции или мнению большинства. Им это сходит с рук из-за их заслуг. Рубан довольно давно основной переговорщик по пленным, а Мочанов, помимо того, что он человек с сильным социальным бэкграундом, еще и военный волонтёр.

И тем не менее сейчас Мочанову крепко достается. По слухам даже с применением заказа «сверху» на публичную порку. При этом ничего особо крамольного Алексей не сказал. Любому нормальному человеку очевидно, что значительная часть страшилок про Донецк имеет такое же сомнительное происхождение, что и «фашисты убивающие русских снегирей».

Да и правда про Донецк довольно доступна – все, кто хотят разобраться без труда найдут всё что надо. Остаются в «неведении» лишь те, кто и не хочет ни в чём разбираться. Эти хотят просто карать и миловать. В основном конечно карать.

Весь период конфликта, даже до начала острой военной фазы, много усилий было потрачено на две вещи – расчеловечивание и гомогенизацию Донбасса. Война – потому что заслужили и сами виноваты. Гуманитарные конвои можно останавливать – потому что там мирных нет, одни террористы. И пенсии можно не платить и стрелять можно именно поэтому. Блокада? В ту же кучу.

И расчеловечивание и гомогенизация (они там все одинаковые) открыли дорогу ко многим ужасным вещам, сделанным с молчаливого одобрения социума. Ведь риторикой, в основе которой были расчеловечивание и гомогенизация увлекались на всех уровнях коммуникаций: общественном, медийном, политическом и даже официально государственном. В медийной сфере ударниками были не только лидеры мнений и обычные блоггеры, но и вполне официальные традиционные СМИ.

Как раз на эти две вещи и покушается Мочанов своими словами. Там тоже люди, они разные, а значит, к ним применимы все человеческие чувства: сочувствие, возможность договориться, равные с нами гражданские права и прочее.

Помимо этого в атаке на Мочанова может стоять и обычный фактор конкуренции. Просто для кого-то он соперник во влиянии на аудиторию и будущие политические дивиденды. А в таких ситуациях личная выгода запросто может перевесить любую правду.

Энрике Менендес

Загрузка...