"Киселёвщина" заполнила всё информационное пространство России

Есть в нашей стране традиция всех, кто нам не нравится, называть фашистами. «Разоблачив» после убийства Кирова в 1934 году сначала «троцкистско-зиновьевский центр», а затем и «троцкистско-бухаринскую банду шпионов и убийц», советская пропаганда обязательно называла их «кровавыми наемниками фашизма».

После того как Компартия Югославии отказалась подчиняться Сталину, советская пресса не писала о Югославии иначе, как о «антикоммунистическом режиме фашистского типа», а власть в «братской» стране получила наименование «кровавой клики Тито-Ранковича». Это так, между прочим, о двух героях войны с фашизмом, об Иосипе Броз Тито, награжденном орденом Победы, и об Александре Ранковиче, награжденном орденами Суворова и Кутузова, оба первой степени.

Народным восстаниям против советской оккупации в ГДР в 1953-м и в Венгрии в 1956-м также аккуратно приклеивалось клеймо фашистских мятежей.

Поэтому не удивительно, что происходящее в Украине в российских СМИ принято называть «фашистским переворотом», а власть соответственно фашистской хунтой. Большинство и тех, кто слушает, и тех, кто произносит, давно не задумываются над значением слова «фашизм», употребляя его просто как сильное ругательство, которое, в отличие от ругательств матерных, можно употреблять публично.

Но в минувшее воскресенье, 19.04.2015, Дмитрий Киселев решил «научно» обосновать фашизм в Украине и посвятил этому целую передачу на канале «Россия 24», сопроводив эту передачу обширным анонсом в программе «Вести недели» на главном государственном канале «Россия 1».

Для обоснования «фашистской» сущности Украины Киселев привлек в свидетели итальянского писателя Умберто Эко, написавшего в 1995 году эссе «Вечный фашизм», в котором выделил 14 признаков так называемого ур-фашизма, или «вечного фашизма», то есть того общего, что объединяет все режимы такого типа, будь то нацизм Гитлера или собственно фашизм Муссолини.

Комизм киселевских попыток обосновать с помощью Умберто Эко наличие фашизма в Украине в том, что каждый из 14 пунктов обвинения, брошенный в лицо Украине, от нее отскакивает и, прилетев обратно в Россию, находит здесь свое законное место.

Критерий № 1. Культ традиции

Для Киселева главным аргументом обвинения против Украины является «вышиванка». Это действительно неопровержимая улика. Только смысл этого критерия у Умберто Эко не в сохранении национальной традиции как признаке фашизма, что было бы несомненной глупостью, а в консерватизме, мешающем развитию знания. «Истина уже провозглашена», — говорит Эко, а значит, «нет места развитию знания». Если этот критерий фашизма примерить на путинскую Россию, то будет сидеть как влитой. Истерика по поводу любых новых данных об истории страны, утверждение консерватизма фактически главной ценностью и государственной идеологией путинского режима — все это факты, которые вряд ли кто-либо станет опровергать.

Критерий № 2. Неприятие модернизма

Киселев пытается «приклеить» этот критерий фашизма к Украине на том основании, что Украина «отказалась от принятых в цивилизованном мире принципов демократии и свободы слова, уважения прав национальных меньшинств». Поскольку Украина — воюющая страна, то с демократией и свободой слова там действительно дела обстоят не лучшим образом. Но уж точно лучше, чем в России.

Тот же Киселев в тех самых «Вестях недели», в которых он рекламировал свой «анализ украинского фашизма», ссылается на передачу Савика Шустера, в которой приводятся данные социологического исследования, крайне невыгодные для украинской власти. В студии Шустера прозвучала гипотеза МВД Украины, что убийства писателя Олеся Бузины и бывшего депутата Верховной рады Калашникова — провокация российских спецслужб. И тут же приводятся данные, что 70% граждан Украины не верят в эту гипотезу. Ничего похожего не может быть ни на одном российском федеральном телеканале. Что же касается уважения прав национальных меньшинств, то стоит сравнить положение крымских татар в Украине и сегодня, в российском Крыму.

Но дело не только в этом. Киселев полностью исказил смысл этого критерия Умберто Эко, у которого речь шла не о демократии, а именно о неприятии модернизма в культуре. О противопоставлении в гитлеровской Германии культуры «крови и почвы» «дегенеративному искусству» западных демократий. В «умбертовском» духе критерий «неприятия модернизма» полностью соответствует той линии, которая господствует в современной России. Вся деятельность министра Промокашки, вся эта борьба с «Тангейзерами», с модернизмом в театрах, которую неустанно ведут газеты «Культура», «Литературная» при полной поддержке государства в лице министерства культуры, — это все в полный рост «Критерий №2» от Умберто Эко.

Критерий № 3. Недоверие к интеллектуалам. Культ действия ради действия

И снова Киселев, швыряя критерий Умберто Эко в Украину, попадает в Россию. В Украине проводят «бессмысленную» и «иррациональную» АТО. Это, по мнению Киселева, и есть «действие ради действия». Кроме того, Киселев выяснил, что «думающие люди покидают Украину».

Про «бессмысленность» и «иррациональность» АТО вряд ли есть смысл говорить. Видимо, Киселеву показались бы осмысленными и рациональными действия государства, которое без сопротивления отдает одну за другой части своей территории бандитам, пользующихся помощью соседнего государства, которое только что стащило кусок чужой территории.

Особенно забавно утверждение Киселева насчет «думающих людей», которые покидают Украину. Видимо, речь идет о Януковиче и некоторых его сторонниках, бежавших в Россию. «Думающий Янукович» — это, несомненно, сюжет для картины, которая была бы по силам разве что Сальвадору Дали.

Что касается бегства интеллектуалов, или, как принято называть этот процесс, утечки мозгов из России, то помимо множества персональных иллюстраций этого действа типа Перельмана, Каспарова и Гуриева можно привести статистику. Например, такой критерий ценности и признания ученого, как цитируемость его работ. На долю тех российских ученых, которые остались работать в России, приходится 10% ссылок. Соответственно 90% ссылок приходится на тех, кто вместе со своими мозгами «утек» из России.

Да, кстати, Киселев и здесь переврал смысл критерия. У Умберто Эко речь идет о том, что «официальные фашистские мыслители в основном занимались тем, что обвиняли современную им культуру и либеральную интеллигенцию в отходе от вековечных ценностей». Конец цитаты. Именно этим 24 часа в сутки и 7 дней в неделю занимаются все федеральные телеканалы России: травят либеральную интеллигенцию за «отход от вековечных ценностей».

Критерий № 4. Критика и несогласие как предательство

Киселев об Украине: «Вся пресса и все партии обязаны петь в один голос». Для того чтобы убедиться в наличии разных мнений и разных голосов в украинском медиапространстве, достаточно посмотреть программы ведущих общенациональных украинских телеканалов: ИНТЕР и «1+1». Что касается «единоголосия» украинских партий, то, когда чуть ниже Киселев пытается напялить на Украину еще один фашистский критерий, любовь к силовым методам решения вопросов, он в качестве доказательства приводит драки среди депутатов Верховной рады. Понятно, что Киселеву очень надо доказать, что в Украине фашизм и он не рассчитывает на то, что кто-то будет его внимательно слушать, но хоть видимость приличий стоило бы соблюсти и избежать уж совсем явных противоречий.

Что же касается путинской России, то она этому критерию соответствует полностью. Выдавливание «несогласных», «пятой колонны» из политического и публичного пространства, а порой и из жизни стало здесь нормой.

ТАСС

Критерий № 5. Ксенофобия, расизм

Здесь Киселев даже как-то подобрел лицом, настолько ему радостно было на основе этого критерия уличить Украину в фашизме. «Низшая раса на Украине — это русские», которых дразнят «москалями», «ватниками», «колорадами» и запрещают говорить на своем языке.

Про русский язык, на котором говорит весь Киев и большая часть Украины, повторять уже неловко. Слово «расизм» тут вообще ни при чем, поскольку речь идет о народах одной этнической группы. Слово «москаль» не тождественно слову «русский», а обозначает негативное отношение к имперским настроениям, так что это политическая, а не этническая характеристика.

Что же касается ксенофобии, то эта болезнь есть у любого народа. Чтобы сравнить меру заражения этой хворью, нужны критерии, желательно количественные. На политическом поле Украины есть националистические партии — «Свобода» и «Правый сектор». Их совокупный результат на выборах 2%. В сегодняшней путинской России не было выборов, в которых принимали бы участие партии, на знаменах которых был бы национализм. Но есть косвенный критерий: согласно данным «Левады-Центра», 66% граждан в той или иной форме поддерживают лозунг «Россия для русских» и лишь 19% считают этот лозунг фашистским.

Критерий № 6. Опора на фрустрацию среднего класса, пострадавшего от политического или экономического кризиса

Здесь Киселев в попытках найти признаки фашизма находит лишь общественную атмосферу воюющей страны. «Офисный планктон оправдывает карательную операцию на востоке Украины», — торжествующе сообщает он. Да, оправдывает, но не только «офисный планктон» поддерживает действия по защите своей страны от бандитов и внешней агрессии. И фашизм тут ни при чем. Что же касается фрустрации среднего класса, то есть разочарования людей, чьи ожидания от политических и экономических реформ не сбылись, то это было и в России, и в Украине. Но только в России в нулевых годах власть превратила эту фрустрацию в свой главный политический капитал, трансформировав разочарование граждан в основной строительный материал для построения своей тоталитарной конструкции, обеспечив свою несменяемость.

Критерий № 7. Одержимость теориями заговора. Чувство осажденной крепости

Тут опять с больной головы на здоровую. «Украинцев убедили, что война идет с Россией и Путин во всем виноват», — объясняет Киселев.

Обычно субъект, одержимый теорией заговора, верит в нее вопреки мнению окружающих. В нашем случае про то, что Украина воюет с Россией и инициатором этой войны является Путин, знает практически весь мир.

Что же касается России, то тут достаточно на час включить вечером телевизор и все теории заговора и синдромы осажденной крепости обрушатся на вашу голову. Во всех бедах России виноваты США! — голосят по одному каналу. Вся многотысячелетняя история России — это борьба со всем западным миром, единственная цель которого уничтожить Святую Русь! — вторит другой канал. А по третьему несется и вовсе несусветное: представитель президента, поставленный присматривать за Сибирью, заявляет, что пожары в Хакасии устроили «группы специально обученной оппозиции, которые работают в регионе».

Критерий № 8. Враг одновременно и силен, и слаб

«С одной стороны киевская пропаганда рисует ‘’сепаров’’ лишь жалкой кучкой террористов, с другой — свои поражения объясняет мощью России», — уличает Киселев. И тем самым крайне неуклюже, как начинающий шулер, подменяет тезис. Умберто Эко пишет, что признаком фашизма является взаимоисключающее суждение в отношении одного врага. Киселев говорит о том, что Украина считает одного врага (сепаратистов) слабым, а другого (Россию) сильным. И видит в этом противоречие, присущее фашизму. Любой сторонний наблюдатель поймет, что и противоречие, и фашизм исключительно в голове самого Киселева.

А вот к путинской России этот критерий подходит идеально. Вся риторика соловьевых-киселевых построена на том, что США — это колосс на глиняных ногах и вся их военная мощь ничего не стоит, не говоря уже о прогнившей и умирающей Европе. И тут же о невероятно всемогущем враге, многократно превосходящем Россию. То «американцы, ну, тупы-ы-ы-е», то они же невероятно хитроумные, опутавшие своим влиянием весь мир.

Критерий № 9. Жизнь — это война, а пацифизм — это сотрудничество с врагом

Опять у Киселева подмена тезиса. На этом жульничестве его можно ловить постоянно, не ошибешься. «В Киеве готовятся к ‘’последнему бою’’, где враг должен быть и будет уничтожен. Война, таким образом, превращается в перманентную». Это Киселев про воюющую страну, когда стремление победить трудно назвать анормальным и присвоить этому стремлению статус признака фашизма. Украина до российского вторжения была одной из самых мирных и миролюбивых стран Европы, доказательством чего является практически полное отсутствие у этой страны вооруженных сил до середины 2014 года.

Путинская Россия тратит сегодня на военные расходы 4,5% своего ВВП, что почти в 2 раза больше, чем в среднем тратит остальной мир (2,4% от мирового ВВП). Доля военных расходов в консолидированном бюджете России составляет в 2015 году 8%, что превышает расходы на образование и медицину вместе взятые. Что же касается пацифизма, то в России, которая в отличие от Украины не считает себя воюющей страной, людей, вышедших на одиночный пикет с плакатом «Нет войне!», регулярно волокут в участок.

Критерий № 10. Популистский элитаризм. «Мы – лучший народ на земле»

Киселев опять прикидывается, что не понял, о чем пишет великий итальянец. Впрочем, возможно, и впрямь не понял. «На Украине принцип: кто сильнее, тот и прав. Исполняется везде — от мусорных люстраций до драк в парламенте». Это так в глазах Киселева выглядит «популистский элитаризм» Умберто Эко. В действительности Эко противопоставляет «все аристократические милитаристские элитаризмы, державшиеся на презрении к слабым», ур-фашизму, который «исповедует популистский элитаризм», чья суть в том, что слабые, «рядовые граждане составляют лучший народ на свете».

То есть фашизм — это не презрение к слабым, а комплиментарное возвеличивание «рядового гражданина» по факту его принадлежности к «лучшему народу на свете». А теперь примерьте этот критерий на путинскую Россию. Сравните с постоянным кликушеством о том, что русский солдат самый лучший на свете, русская духовность противостоит растленному Западу и т.д.

Критерий № 11. Культ героизма и культ смерти

Тут главная улика для Киселева — украинский лозунг «Слава Украине! Героям слава!». Сравним политические лозунги стран, в которых ур-фашизм получил свое полное развитие, с другими, в которых фашизм существовал как возможность, в зародыше.

«Да здравствует смерть!» — это франкисты.

«Один народ, одна империя, один фюрер» — тут все понятно, это Рейх.

«Свобода или смерть!» — с такими лозунгами колонии боролись за независимость, а еще раньше это был лозунг анархистов.

«Родина или смерть!» — это кубинская революция 1959 года.

«Смерть фашизму, свободу народу!» — это югославские партизаны.

«Слава великому советскому народу — строителю Коммунизма!» — с этим лозунгом все понятно.

«План Путина — победа России!» — про это тоже ясно, вон оно на стене висит напротив.

Героизация и пафос в той или иной мере присущи всем лозунгом, жанр такой. Украинский лозунг в этом смысле не выделяется среди всех остальных. Первые два выделяются. Кстати, как и последний, единственный, в котором фигурирует имя вождя.

Критерий № 12. Мачизм, сексизм, неприятие нетрадиционного секса

Этот критерий Умберто Эко выделил, видимо, специально, чтобы обидеть Киселева, поскольку он как-то особенно подходит для России и совершенно никак не прикладывается к Украине. Но взялся врать, ври напропалую, сказал себе Киселев и сообщил, что «фаллические дубинки штурмовиков обернулись снайперскими винтовками» и вообще у них там «культ украинского оружия». Одним словом, «где имение, а где наводнение».

Что касается России, то свой критерий за номером 12 Умберто Эко писал как будто с натуры с путинской России. Тут вам и мачизм молодящегося фюрера, и неприятие нетрадиционного секса, воплощенное в гротескных фигурах Милонова, Яровой и Мизулиной.

Критерий № 13. Качественный (квалитативный) популизм. Индивидуум – не личность, прав не имеет. Народ – театральный феномен. Его волю выражает вождь. Неприятие парламентаризма

Еще один невыносимый для Киселева критерий. Вот как, спрашивается, этот фотографический портрет России приписать Украине? А ведь надо, Дима, надо! И Киселев начинает коверкать текст Умберто Эко, заменять его своей выдумкой. «Качественный (квалитативный) популизм — это когда решение принимается не количественным большинством народа, как на выборах, а узкой группой граждан от имени всего народа… Типичный Евромайдан».

Вождь, узурпирующий право говорить от имени народа, у Киселева легким движением руки превращается в Евромайдан. Вот теперь «фашистское платье» для Украины готово, извольте примерить!

Невооруженным глазом видно, что в своем аутентичном виде, прописанном Умберто Эко, критерий номер 13 никак не прикладывается к Украине, зато полностью подходит для России. Парламент — пятое колесо в телеге. Народ — массовка телезрителей. В стране один политический субъект. И это даже не президент как должностное лицо. Это физическое лицо с конкретным именем. Всё стоит и молчит в стране. И ждет, когда он скажет и сделает.

Критерий № 14. Новояз

Тут надо сказать, что того птичьего языка, который описал Оруэлл и который был создан, например, в СССР, нет ни в путинской России, ни, тем более, в Украине. Киселев тужится, но выдавить из себя может только такие современные украинские неологизмы, как «титушки», «колорады», «ватники», а также почему-то «европейский выбор» и «революция достоинства».

Путинская Россия успешно вспоминает немного забытые слова холодной войны: «пятая колона», «мировая закулиса», «вашингтонский обком» — и вводит в обиход новые: «оранжевая чума», «либерасты», «проклятые девяностые» и пр.

Умберто Эко писал, что достаточно одного из перечисленных критериев, чтобы начала конденсироваться фашистская туманность. Зародыш фашизма, его потенциальная возможность есть в любой стране мира. Разница в том, что в одних странах эти зародыши целенаправленно уничтожаются, в других культивируются. Россия — в числе последних. Поэтому все попытки бросить в лицо Украине обвинения в фашизме рикошетом отскакивают в Россию.

Игорь Яковенко