Территории “ЛДНР” превратились в зону, где “терпил” охраняют вертухаи

Я уже писала о том, что в ОРДЛО «русский мир» принес вместо ожидаемых «пабагатому» и «как в СССР» банальное и гоп-стоповское «как в России». А люди, прожившие оккупацию, теперь по-новому оценивают такое понятие, как свобода.

Оказалось, жизнь, полная банальных вещей, достаточно небанальна, если эти вещи изъять из жизни.

Свобода пойти прогуляться по вечернему городу. Свобода посидеть в кафе. Встретиться с друзьями. Свобода выбрать работу, информацию, книгу, фильм. Свобода получить зарплату и пенсию. Свобода выбора банка, платежной системы. Свобода путешествовать, передвигаться, встретить рассвет на берегу реки с удочками или свобода бродить по лесу… То, что наша жизнь состоит из сотни банальных свобод, понимаешь только на войне, потеряв их.

Осознание этого пришло еще не ко всем. Это понятно. Ведь для одних важно жить свободным человеком, наслаждаясь банальными житейскими свободами, а другой получает наслаждение в ограничениях, в своем маленьком мире «нельзя».

Для меня было шоком, когда я увидела, с какой легкостью мои земляки воспринимали ограничения их свобод и сужение пространства, принесенные войной. Комендантский час.

Да, в ОРДЛО большая часть людей оправдывает ограничение свободы передвижения и введение комендантского часа в городах. Ведь это для их блага, ведь в Лугандонии везде нышпорят «агенты НАТО и СБУ, вербуют людей, закладывают бомбы», стремясь разрушить молодую «срану».

Не оспаривают и не переживают там и о том, что не могут свободно поехать на Азов, в Славянск, на Донец, в Станицу за грибами. До войны, летом из наших степных районов тысячи людей ехали на теплый Азов, просто на пару дней, просто ночевать на берегу, отдохнуть у моря, а осенью выезжали в Станицу «на грибы», предприятиями, нанимая целые автобусы для «грибалки».

Сейчас поездка в «соседнюю страну лнр» в некогда любимое Седово, это уже экстрим, блокпосты, «таможни», ночевка на берегу под звуки канонады и в окружении ихтамнетов, греющихся на солнышке среди шприцов, автоматов и танков. Станица…Рыбалка на Донце…Голубые озера Славянска, степи, ночевки на берегу рек и озер, все это из разряда «а помнишь». Как и оплата карточкой через терминал, мобильная связь, почта, переводы, свобода передвижения.

В общем, неоцененная банальная жизнь, банальная череда свобод, которая, как нить бус, была оборвана триколорадной рукой. А вместо череды свобод, на горло жителей ОРДЛО той же триколорадной рукой наброшены вожжи. И некогда свободные жители дружно или вынужденно, реально и виртуально, но стали в стойло, и их жизнь теперь стоит из «нельзя», «запрещено», «опасно» или просто «недоступно». Жизнь в ОРДЛО – это нечто вроде безликого эха в телефоне «абонент находится вне зоны»… Да, именно так.

Ведь жители, оказавшиеся в оккупации, находятся вне зоны прав и свобод, закона, порядка, безопасности. Все они, вне зависимости от их восприятия войны, вне зависимости от того, кто они «наварасы», «народ бамбаса», «русские кизяки» или граждане Украины, все они теперь ресурс войны, пешки в чужих руках, которые могут делать ход лишь в строго отведенном порядке и рамках, в размерах своего игрового поля.

В ОРДЛО увеличивается процент задержаний людей за мелкие «нарушения». Задерживают больше мужчин и молодых людей. Народ уже недоволен, и в соцсетях оговаривается, что это «давление» на психику и нервы уже порядком надоело жителям ОРДЛО.

Как пишут жители ОРДЛО, задержания идут не только в ночное «комендантское» время, но и днем. Задерживают по различным надуманным причинам. Шли «толпой» три человека. Это подозрительно. Пили пиво на улице, ну, это действительно админнарушение, но не на фронт за него же и не на рытье окопов.

Просто подозрительный. «До выяснения» даже при наличии документов. Кстати, после таких «задержаний» «до выяснения» уже погибли несколько молодых ребят. В прошлом году «менты» в Червонопартизанске (ОРЛО) расстреляли прямо в здании «милиции» шахтера-инвалида за неповиновение. А на днях в ОРДО забили дубинками молодого парня, задержанного с паспортом «до выяснения».

Чаще всего «менты» просто вымогают деньги с задержанных или грабят их. Требуют «выкуп» с родни, во избежание последствий, или чтобы не отправляли на фронт.

Но, как говорят сами «сотрудники» «народной милиции», устраивать облавы и проводить массовые задержания, их обязывает российский «куратор».

Так в ОРДЛО работает две утвержденные ихтамнетами программы. Первая – пополнение рядов террористических военизированных подразделений за счет «нарушителей», которых во избежание обвинений в «работе на укропов и шпионаже», «уговаривают» подписать контракт и чуть-чуть послужить или поработать на благоустройстве блиндажей.

У ихтамнетов вообще нет обслуги. Окопы после весны некому приводить в порядок. Да и приказ из раши – наполнить «отряды» «защитников-освободителей» местным населением, которое на войне повело себя как-то странно. Оказав моральную поддержку оккупанту в соцсетях и на митингах, заявив «назад в эсэсэр, как в расии, путин введи», они напрочь отказались идти умирать за «наварасию». Если провести аналитику так называемых «БТРО» террористов, то окажется, что от миллионного Донбасса в рядах «асвабадителей» всего лишь 15 %-20% от всего местного населения.

Если брать процентное отношение от количественного состава самих БТРО, то местных 35%, остальное ихтамнето-добровольцы-наемники. То есть, Донбасс не встал под ружье и не пошел воевать с «хунтой», переложив эту «почетную» ношу на плечи «братьев». Поддержка «русского мира» населением, да, была где-то порядка 70-80% на март 2014 года, но вот очень мало из поддержантов-апологетов готовы были рискнуть и сменить гражданскую, клавиатурно-кухонную «путинвведистскую» войну на настоящую.

Поэтому задержаниями мирных жителей оккупанты пополняют ряды «защитников», это раз.

Второе, да, я же написала, что задержания реализуются два программы, это попытка удержания моральной деградации именно военных.

«Армия» ОРДЛОвских ихтамнето-«асвабадителей» настолько пробухалась и стала опасной не только для населения, но и для самих военных.

Пьяные гонки по городу, когда камуфлыжники безнаказанно давят народ, стрельбы, броски гранат, разборки с применением огнестрельного и осколочного, войны между БТРО, передозы, алко-комы, все это уже порядком поднадоело начальству, которое уже не знает, как скрывать «залеты» подчиненных. Поэтому вторая задача, которую ставят перед «народной милицией» оккупационные власти, это наведение порядка в БТРО во время нахождения в городах.

70% из задержанных в ОРДЛО-это пьяные камуфляжники, как местные террористы, так и ихтамнеты.

Вдумайтесь, на выходных 30 марта и 1 апреля «полицейские» ОРДО провели операцию «Ночной город», во время которой задержали более 470 человек за нарушение комендантского часа. Всего за прошлый месяц задержано по ОРДО 6785 человек, в ОРЛО-более 3000 «граждан» «республики» подверглись «административному задержанию».

Кроме задержаний в комендантский час, здесь регулярно пополняют «армию» и ловят «залетных» аватаров в дневное время. Для этого «народная милиция» проводит рейды по кафе, ресторанам и барам.

Как пишет местное населения, основной контингент посетителей пивнушек любого уровня, это камуфляжники, как местные «кизяки», так и россияне, вернее, ихтамнеты, так как нельзя сказать, что все, приехавшие в ОРДЛО из РФ, россияне или русские.

Это и сербы, и латвийцы, и латыши, и белорусы, и якуто-буряты и казахи, и татары, и мордва. В общем, все, кто хочет заработать на войне или получить адреналин.

Так за 3 три последних мартовских дня «полицейские» ОРДО проверили 275 увеселительных заведений и оставили 102 протокола по факту распития алкогольных и слабоалкогольных напитков в запрещённых законом местах или появления в общественных местах в пьяном виде, из которых 265 протоколов составлено на лиц в камуфляже.

В отработке операции «Ночной город» за три дня приняли участие 748 правоохранителей ОРДО. Количественный состав «штата» «народных милиций» ОРДЛО увеличен по сравнению с 2015 годом в три раза.

ОРДЛО превращается, вернее, превращено в полицейское гетто, зону, где терпил охраняют вертухаи.

Но, видимо, потеря свобод, это не настолько страшно для местных жителей, хотя и полезно. Ведь в 2014 году на вопрос, «что такое свобода», 95% опрошенных отвечало «это бандеровская партия». Нет, ребята, свобода, это часть нашей жизни. Свобода говорить, думать, принимать решения, работать, получать пенсии, идти в магазин, выбирать продукты и услуги, выбирать связь и интернет-оператора, информацию, и даже времяпровождение. И даже любить, это свобода. И даже быть самим собой, это тоже свобода.

После жизни в совке мы еще учимся быть свободными. И принимать свободу других, это сложно, но это так же быть свободным человеком. Свободным от клише, от стереотипов. Многие в ОРДЛО восприняли свободу, как освобождение от моральных принципов, и даже рады тому, что теперь имея на рукаве нашивку «БТРО» или «кизяк», можно смело грабить и убивать. Война-страшное, но важное время. Это время осознания.

Вот представьте себе, что задержанные когда-то орали «путинвведи», боялись «хунты» и «нациков», а на подвал их, дубинками по почкам, их «асвабадители» , а не «внушенный, иллюзорный враг. Как вам?

Сколько мне приходится слушать, «не может быть, что в Украине не так». Тем, кто с 2014 года живет в оккупации и не выезжал из нее, уже сложно не только вспоминать довоенную жизнь, но и представить, что где-то, кто-то живет по-другому. Они не верят, что в Украине работают банки, банкоматы, магазины, носят пенсию, выплачивают зарплату, можно гулять по улицам и даже ночью работают такси, магазины и аптеки. Они не верят, что наши военные не хватают на улицах женщин и детей, нет гранат и грабежей. Они цепляются за каждую криминальную сводку по Украине, чтобы заорать «ой, у вас еще хуже», и, обидно, что наши СМИ им помогают, предлагая из «новостей» лишь банальные криминальные сводки, игнорируя развитие, реформы, да и саму войну, и ее аспекты. Да и не понимает население ОРДЛО, что даже в этих бытовых «залетах» социума, участие военных меньше, глубоко и далеко меньше процента. А они там, в «освобождении» за четыре года научились бояться своих «асвабадителей» и «защитников». Научиться бы им еще и ценить свободы, и можно пытаться строить гражданское общество.

Кстати, еще одна вещь, в которую не верят «граждане наврасии», это в то, что в Украине растет доверие к полицейским, которые после реформ, и усиления структуры экс-АТОШниками, из постсоветского и построссийского «Беркута» превратились в европейскую полицию, в которой больше видят друга и помощника, чем врага.

Реформы и перемены вещь длительная и трудная, особенно, если общество застряло в «СССР» и не желает получать ни новые свободы, ни знания, ни терять старые вожжи. И тем не менее, как бы не было страшно, мы учимся и идем вперед. Мои дети улыбаются, увидев полицейских. И в 100 случаях, ребята из патруля, увидев нашу улыбку, улыбаются нам в ответ. Моя страна становится осознанной, доброй, уверенной, комфортной и свободной, поэтому мы победим. Уважая свою личную свободу, уважая свободу другого человека, уважая мораль, закон и социум, мы становимся только сильнее, развитее и социальнее. Законность, безопасность и порядок в социуме зависит не от страха, не от превращения в полицейское государство, а от умения граждан страны уважать свободы других. Граждан. Личностей. Социума. Общества. Стран. Государств.


Загрузка...