Начало нового года вышло многообещающе трагическим

Обычно большая новогодняя перемена на некоторое время срабатывает. Люди отвлекаются на праздничную рутину, заговаривают судьбу успокоительными тостами и для верности закрепляют пожелания большим количеством выпитого и съеденного.

Возникает пауза или иллюзия паузы в повседневных тревогах. В этот раз, при переходе от 2017-го к 2018-му, паузы не случилось.

Адвокат Ирина Ноздровская пропала перед самым Новым годом, сразу после Нового года ее нашли убитой. За два дня до исчезновения она победила в суде, где рассматривали апелляцию на приговор убийце ее сестры. Несмотря на все угрозы Ирине, племянник районного судьи получил семь лет лишения свободы, и апелляция оставила приговор в силе.

Это была бы потрясающая, хотя и страшная история о торжестве справедливости, но теперь это другая история, в десятки раз страшнее. Удар по общественным нервам, и без того расшатанным, вышел неслабый. Правоохранительная система еще глубже уходит на репутационное дно под грузом обвинений – от профессиональной импотенции до преступного сговора.

Перед Новым годом Иран захлестнула волна социальных бунтов, почти сразу переросших в политические. Спада протестов не видно и после Нового года, зато виден непрерывный рост числа жертв. И, похоже, это только начало.

Когда штормит 80-миллионную страну, которая задействована во всех конфликтах в самом неспокойном регионе планеты, отголоски будут слышны повсюду в мире. Тамошняя история тоже долгоиграющая и с непрогнозируемыми последствиями, которые наверняка определят ход событий 2018 года.

Только-только СМИ отметились предновогодними прогнозами, как жизнь в очередной раз показала свою малопредсказуемость. И сколько еще таких неожиданностей будет – бог весть. Увы, высокая фоновая тревожность все время получает подпитку, чего не скажешь о надежде на всякие замечательные вещи, которые желали люди друг другу в новогоднюю ночь.

Единственное, что можно уверенно прогнозировать, что спокойным год не будет ни в стране, ни в мире. Неоткуда спокойствию взяться, неспокойный 2017-й, по сути, продолжается. Нечасто условность границы, отделяющей года, бывает настолько наглядна.

Но и в фатализм сваливаться негоже. Ирина Ноздровская сделала все, что смогла, чтобы 2018 год для нее и для страны был иным. И гибель правозащитницы только подчеркнула значимость сделанного. Молодые иранцы, которые выходят на протесты с надеждой на иную, свободную жизнь, пытаются тем самым изменить поток событий, сами становясь событием. На этом пути будут, уже есть жертвы, но их нельзя назвать жертвами обстоятельств, поскольку как раз эти обстоятельства люди стремились изменить. Просто есть те, которые рискует, толкая время или таща его за собой, а есть те, кто времени следует, нехотя и заранее ощущая себя его жертвой.

Главные же беды от тех, кто пытается остановить время или повернуть его вспять. Многочисленные смерти последних нескольких лет в Украине на их совести, или что там у них вместо нее. 2018-й исключением не станет. И выход тут один: сильнее толкать время вперед. Само не проскочит.


Загрузка...