Кремль затеял обменные игры в атмосфере холодной войны

ТАСС

В российском Донецке начался суд по делу Надежды Савченко, которую обвиняют в причастности к убийству двух российских журналистов на Донбассе. Как известно, российское следствие выдвинуло фантастическую версию ее преступления и последующей поимки. Сначала Савченко якобы наводила украинскую артиллерию на беженцев, среди которых были телерепортеры из России. Потом ее взяли в плен ополченцы, но вскоре отпустили. А она зачем-то решила проникнуть на российскую территорию, где и была арестована славными правоохранительными органами, которые конечно же обладают способностью видеть насквозь каждого беженца.

На самом деле Савченко, которая не скрывает того, что воевала на Донбассе, была захвачена в плен и перевезена на российскую территорию. Где ей и сшили дело. По интернету уже гуляет видеозапись того, как была захвачена Савченко.

Впрочем, абсурдность обвинения вовсе не гарантирует того, что оно будет отвергнуто судом. В Донецке все происходит с точностью до наоборот. Савченко заявляет о своей невиновности и предлагает дать показания на детекторе лжи. Суд тут же отклоняет запрос (как, впрочем, и все прочие требования защиты). При этом российская пресса уже полна заголовков, утверждающих: Савченко призналась, что корректировала огонь (на самом деле она заявила, что просила прекратить стрельбу по дороге).

В Донецке повторяется суд над Олегом Сенцовым. Свидетели обвинения могут отказаться от показаний и заявить о применении к ним пыток. Судья все равно будет, по точному определению Алексея Навального, «смотреть в стол», чтобы, не дай Бог, не увидеть очевидного.

Это не просто судебная расправа — это такое специфическое военно-полевое правосудие, целью которого, уж точно, не является установление факта виновности. Целью является нанесение максимального (пропагандистского и репутационного) ущерба противной стороне. Стало быть, можно захватить любого, кого можно ассоциировать с врагом, и обвинить в чем угодно. Приговор максимально зверский, как в случае с Сенцовым.

ТАСС

Понятно, что в этой ситуации противная сторона отвечает адекватно. Только что Главная военная прокуратура потребовала пожизненного заключения для Александра Александрова и Евгения Ерофеева, задержанных украинскими силовиками в мае этого года. Их обвиняют по пяти статьям Уголовного кодекса Украины, среди которых — участие в агрессивной войне против украинского государства. Россияне, как известно, утверждают, что служили в спецназе и выполняли боевое задание на территории Луганской области. Россия тут же отказалась признавать их военнослужащими, от чего в глазах украинского правосудия они тут же стали террористами.

Подозреваю, что Киев рассчитывает повторить историю с обменом сотрудника эстонской полиции безопасности Эстона Кохвера. Он был похищен, как утверждали эстонские власти, вывезен в Россию и осужден на 15 лет. Но позже обменян на своего бывшего коллегу Алексея Дрессера, уличенного в шпионаже.

Впрочем, не уверен, что это сработает в отношении Сенцова или Савченко. В обменных играх в атмосфере холодной войны у пленного солдата совсем иная цена, чем у проваленного агента…

Александр Гольц

Загрузка...