Генсек Столтенберг "сжёг мосты" с Москвой

Если кому-то в Кремле померещилось, что визит госсекретаря США Керри означает смягчение политики западных государств в отношении России, то результаты встречи министров иностранных дел стран НАТО, прошедшей в турецкой Анталии, должны будут сыграть роль холодного отрезвляющего душа. Было сделано такое количество максимально жестких заявлений в отношении политики Москвы, что журналисты то и дело спрашивали высокопоставленных натовцев, в том числе и генерального секретаря альянса Йенса Столтенберга, не началась ли новая «холодная война». Те пускались в длинные рассуждения на тему, чем отличается нынешняя ситуация от той, что была три десятка лет назад. Говорили о том, что нет противостояния двух идеологий, что пока что огромные военные силы не стоят в непосредственном соприкосновении, готовые к немедленным боевым действиям…

Все это так. Но натовские чиновники как мантру повторяли вслед за своим генсеком: «На востоке нам угрожает агрессивная Россия, на юге – террористы «Исламского государства». При этом, отвечая на вопрос готова ли НАТО сотрудничать с Россией в противодействии ИГИЛ, генсек вполне твердо заявил, что все практическое сотрудничество с Москвой приостановлено. Из чего следовало, что принципы на сей раз оказались дороже той реальной помощи, которую Россия может оказать в противодействии исламским радикалам. Словосочетание «агрессивная Россия» стало в натовских кругах общепринятым и не подвергается сомнению.

«Мы решительно осуждаем агрессивные действия России, которая продолжает нарушать международное право и свои международные обязательства», — констатирует совместное заявление по итогам заседания комиссии Украина – НАТО. Генсек альянса Столтенберг пообещал в начале встречи, что оно будет «сильным». На мой взгляд, оно получилось совершенно зубодробительным. Как бы отвечая тем в Москве, кто рассчитывает, что установление мира (или, на худой конец, сколько-нибудь устойчивого перемирия) на Донбассе снимет вопрос о Крыме, авторы документа посвятили судьбе полуострова целый абзац. «Более года прошло с момента нелегальной и незаконной «аннексии» Россией Крыма, которую мы не признаем и никогда не признаем», — говорится в документе. НАТО заявляет об обеспокоенности милитаризацией полуострова. Особую тревогу у НАТО вызывают заявления российских руководителей об их праве разместить в Крыму ядерное оружие. Отдельно указывается на нарушения прав человека, в частности притеснения крымских татар. Кстати, глава турецкого МИДа сообщил, что полуостров посетила «неофициальная» делегация, занимавшаяся мониторингом соблюдения прав человека, которая в ближайшем будущем должна представить доклад на сей счет.

Впрочем, все эти жесткие заявления гражданских официальных лиц выглядят нежным лепетом по сравнению с оценками, которые изложил журналистам главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе американский генерал Филипп Бридлав. Итак, по мнению самого высокопоставленного натовского военного, российская угроза носит не временный характер. Она не региональная, а глобальная. «Россия продолжает использовать все элементы своей национальной мощи, чтобы подчинить соседние государства своему влиянию. Москва создала боеспособные вооруженные силы, оснащенные существенным количеством тяжелых вооружений, чтобы выполнять эти задачи… Россия также продолжает проводить внезапные учения, демонстрируя способность к быстрому развертыванию значительных сил. И это создает  нестабильность из-за отсутствия прозрачности», — заявил Бридлав.

При этом особые опасения вызывают у него легкомысленные заявления российских начальников относительно ядерного оружия. В частности, слова Владимира Путин о намерении привести в повышенную боевую готовность ядерные силы в момент захвата Крыма. Бридлав назвал это «безответственным высказыванием со стороны ядерной державы». «Я не думаю, что это помогает в серьезных переговорах или сильно способствует деэскалации конфликта на Украине, поэтому я считаю, что все ядерные государства должны нести ответственность не только за свои поступки, но и за слова, если речь доходит до ядерного оружия», — подчеркнул натовский главком.

Каков же ответ Североатлантического альянса? Генерал отвечает со всей солдатской прямотой: военное сдерживание авантюристической политики Москвы. Это уже не только слова. В ходе встречи неоднократно указывалось: происходит небывалое с конца предыдущей «холодной войны» наращивание военной мощи Североатлантического альянса. Резко увеличилось количество военных учений, в которых участвует все большее количество войск. Так в намеченных на ноябрь учениях на территории Италии, Испании и Португалии будут задействованы 25 тысяч военнослужащих.

В соответствии с решениями прошлогоднего саммита в Уэльсе, натовские Силы реагирования будут увеличены вдвое с нынешних 13 тысяч. Их передовой отряд, именуемый «Наконечником копья», составит от пяти до шести тысяч военнослужащих, способных развернуться в течение 48 часов (замечу, что приблизительно такая же скорость развертывания была продемонстрирована российскими войсками при захвате Крыма). Дания, Германия и Голландия уже выделили подразделения в состав этих сил. Франция, ФРГ, Италия, Польша, Испания и Великобритания взяли на себя организационные функции в создании этих сил. В Анталии было объявлено, что к ним присоединяется и Турция. Натовские штабы, способные руководить этими силами, создаются аккурат по периметру нашей границы: в Болгарии, Румынии, Эстонии, Латвии, Литве и Польше.

Если это не начало следующей «холодной войны», то что это? Это результат российских военных побед на Украине, в частности взятия Крыма. И не надо успокаивать себя тем, что военное противостояние еще не приняло циклопических масштабов, характерных для предыдущей «холодной войны». Кто сказал, что она в точности будет повторять предыдущую? Пока что по пляжам Анталии бродят отдыхающие из Челябинска, похоже, не подозревающие о том, что находятся на территории потенциального противника…

Александр Гольц