Девять патронов для предателей

Бескрайние просторы интернета недавно выдали мне крылатую фразу, которую приписывают шейху Абдулле Аззаму. Это когда-то был один из главнейших идеологов и вдохновителей афганского сопротивления советской оккупации. Как и полагается в сети, подлинность цитаты проверить трудно, почти невозможно, а сама цитата гласит: «Защищая свои территории, храните в пистолете десять патронов, один для захватчика, девять для предателей»…

Вот так, по-мусульмански просто, и нисколько не сомневаясь. У нас принято считать, что ислам и исламисты – это эталон бескомпромиссности в борьбе за убеждения, по нашим представлениям, в их среде такое понятие, как предатель – это нечто на грани вообразимого. А как же тогда это соотнести с приведённым постулатом, по которому девяносто процентов боезапаса надо потратить на предателей? Значит, есть на кого тратить, значит, с предателями и в самой бескомпромиссной среде «налажено».

А почему же настолько «хорошо налажено» с предателями у нас? Рискну высказать предположение, что то, что у нас – это не есть предатели в обычном понимании этого слова. Наше противостояние с Россией трудно свести к продолжению тривиального межнационального противостояния, типа, украинцы против русских. Если бы всё было так просто. Хотя, нельзя сказать, что «серьёзный разговор» со «старшим братом», откладывавшийся в течение нескольких столетий, в той или иной степени сильно уже назрел, и откладывать его далее уже стало просто невозможно. Всё значительно глубже, «разговор с «братским» народом», это только лишь один из аспектов цивилизационной трещины, которая пролегла между нами, гражданами одной страны. И пролегла она не по линии разграничения между ВСУ и русско-казачье-отпускной армией «шахтёров и трактористов». Стандартный образ современного предателя Украины – это «пьяный шахтёр» (маршрутчик, строитель, пролетарий – нужное подчеркнуть). Такой вот некий маргинал, который от страха, что его оторвут от пуповины, соединяющей его с постсоветским (читай, российским) образом жизни, схватился за автомат. И теперь для него не только трезубец, но и безобидные с виду барышни в вышиванках-веночках-ленточках – это признак надвигающегося кошмара. Устрани маргинала, и всё наладится. Хорошо бы, а куда девать недавно встреченную немолодую мадам, которая из нынешнего нашего противостояния с «братьями» для себя вынесла только тот факт, что на TV будут сокращать количество российских развлекательных программ, а они ей «так нравятся»? При этом мадам живёт на вполне себе аутентичном западе Украине, и при этом, она никогда ни единой, даже символической копейки, не пожертвовала украинской армии, дети у неё в Москве, и при всём при этом, она здесь такая не одна. А как прикажете отнестись, к нашим уже знаменитым «заробiтчанам», которые отгуляв в вышиванках День Независимости Украины поедут гастарбайтерствовать в Москву? Из Винницы на Москву поезда ломятся, и не только из Винницы…

Скажите мне, пожалуйста, вот эти «заробiтчани» и мадам, они намного лучше, чем наши … (я тщательно подбираю выражение) не слишком разумные земляки, которые верят в то, что «русские своих на войне не бросают»? Я здесь не говорю о тех, кто с автоматами, с теми всё ясно – на ком есть доказанные преступления, с тем говорить не о чем. Хотя вся история войн изобилует и историями амнистий. Мне до сих пор очень импонирует поступок чехов после второй мировой войны, тогда они собрали всех (всех!) судетских немцев и отправили их в Германию. Очень благоразумно, кому-нибудь вменяемому нужны такие соседи, коллеги по работе, просто знакомые? А такие граждане нужны хоть какому-нибудь государству? История красивая, но если из Донбасса выселять русских, а оставить вышеописанных мной «заробiтчан», и страдальцев по русским телешоу, в этом есть хоть капля справедливости? Отличие приверженцев «дружбы с Россией» на западе Украины от тех, кто решил поверить в «новороссию» состоит лишь в том, что первым так и не предложили «вступить» в «новороссию». Естественно, судить можно только за совершённые злодеяния, судить за потенциально возможное преступление – это абсурд (или инквизиция, или сталинская «тройка»), а чем, по-вашему, являются желание жить во время войны, не замечая войну? А путешествия в Крым, неважно, на отдых или на гастроли?

Я не знаю, что надо делать с недостаточно ответственными гражданами страны. Понятно, что в мирное время с ними не надо делать ничего. Это в мирное можно рассказывать о том, что «я вне политики», или «я не могу ссориться с друзьями из-за политики». Политика продолжается до первого залпа из «Града», дальше война начинается. Война и политика – это как семейная жизнь и ухаживание, это они только с виду похожи, до первого залпа. Так вот, если недостаточно ответственных граждан залпы не убедили, не убедили доказательства того, откуда прилетает, и кто первый начал, то с такими гражданами надо что-то делать. И тут есть тонкая грань, которую сложно не перейти. Грань между «приведением в чувство» заблудшего гражданина и началом репрессий за политические предпочтения, несмотря на то, что залп уже был не один и слово «политика» не совсем уместно.

Очень интересен опыт прибалтов. У них, правда, обошлось без войны, но после развала СССР, если не ошибаюсь, то в Литве, как-то умудрились «отсортировать» страдальцев по «союзу нерушимому» и дать им паспорта не граждан Литвы, а «паспорта чужих» (passportaliens) – удостоверение личности, ограничивающее в правах. На первых порах таких оказалась почти треть населения, тех, кто не сдал, или не захотел сдавать экзамен на получение полноценного литовского паспорта. Но по последним показателям статистики, прежние 30% сократились до 7 или 8%, причём желающих «вернуться в родную гавань», типа, «солнечного» Магадана было настолько мало, что можно смело предположить, что число сознательных граждан сильно выросло.

Литовцам на это потребовалось два с лишним десятка лет. Мне в этом видится доказательство того, что конфликт у нас не межнациональный. Мало ли кто с кем в Европе сколько раз воевал, потом, когда приходило время войне смениться миром, немцы с французами или итальянцы с австрийцами находили возможность достаточно сносно сосуществовать до следующего раза. У нас всё глубже, «братство» на войне до добра не доводит, поэтому взаимоотношения с предателями будут сложнее и неприятнее. Тем более, что они нас тоже «предателями» всерьёз считают – как же, мы предали мифический народ то ли Донбасса, то ли юго-востока. Кстати, территория проживания мифического народа как-то сжалась за последний год. От этого становится ещё интересней, мы ожидаем, что это им надо оправдываться, а они уверены, что мы виноваты, увезя свои семьи от мин, ракет, снарядов и так далее. В целом-то, что у этих людей с логикой – мне всё давно ясно, нас помирит только эволюция и изъятие у них нелегальных «шмайсеров». У меня в этой связи вопрос появился: а те кто на территорию РФ сбежали от тех же мин, ракет, снарядов, они тоже «мифический народ» предали?

Георгий Сущенко


Загрузка...