Война как горькое лекарство: как Руслан Онищенко стал комбатом "Торнадо"

Что есть наше в этой жизни?

1. Я был уверен в том, что все, что я построил, все, что купил – это моё. Но жизнь повернула все иначе и теперь у меня нет ни моей работы, ни моего бизнеса, ни дома. Нет моих машин, которые я покупал очень долго, собирая на каждую, отказывая себе в отдыхе, одежде и развлечениях. Машины (КамАЗы и ДАФы) – это одно из направлений моей <деятельности –  грузоперевозки. В моей квартире, в которой я год назад закончил ремонт, живут чужие для меня люди. Я 15 лет был частным предпринимателем, работал, собирал деньги и вот год назад осмелился довести свою квартиру до разумного ремонта. Все 15 лет я работал и строил по кирпичику свою жизнь, мне казалось что все под контролем, я был уверен что я чего-то достиг и у меня что-то есть за спиной. И в один момент все рухнуло и рассыпалось как песочный замок.

Что есть наше в нашей жизни? Наше – это вера, преданность, доброта и милосердие. Все что ты смог взрастить в своем сердце – это твоё! Все остальное жизнь может разрушить в один момент. И вот я стою, у меня нет дома, у меня нет работы, я потерял много друзей и родственников. Я не могу пройти по родным улицам и погулять по родному городу. Я не могу поклониться могилам моего деда и моей бабушки, которые пережили великую отечественную войну и остались лежать в земле, вроде родной, но в то же время в земле Донецкой, а значит, сегодня, в чужой земле.
Ну как так? То, что вчера ещё было Родиной, сегодня земля врага, и мой дом сегодня – не мой дом. Жизнь полностью перевернулась. Как себя можно подготовить и как можно все это пропустить через свое сердце? Хочется поделиться всем пережитым с теми кому повезло больше. Мой опыт должен остаться для того, чтобы те люди, которые хотят знать, знали.

***

10. В жизни так вышло, что я криминальный авторитет. Я не хотел быть такой особой, но так вышло. Я всегда имел свое мнение и смелость его сказать. Я люблю справедливость и люблю конкретику, верю в то, что человек должен уметь уважать и видеть, а если же он слеп и не умеет уважать, он должен бояться. Жизнь это огромная лодка и мы все в ней плывём, и я не могу позволить, когда один безумец берет и сверлит в дне лодки отверстие, и при этом он не уважает и не слышит всех остальных. Я не позволю этому негодяю утопить лодку, я его выкину за борт, и на этом точка. Такой мой подход к жизни и моя трезвая сущность, позвонила мне в моем регионе иметь авторитет. Я продолжал быть собой и находил смелость останавливать негодяев и подлецов. Я думаю, у меня это получалось, потому что я слышал от разумных людей хорошую критику своему поведению и моим поступкам. Когда тебя хвалят те, кого ты уважаешь – это результат.
Да, мне пришлось сразу после армии попасть на нары. Это был 92 год, разгар рэкета и преступности. Мы все эти года переживали тяжело. Я всегда хотел быть военным, но я в хорошей физической форме и без вредных привычек государству был не угоден. На тот момент я работал тренером рукопашного боя, там меня нашёл один бизнесмен «А» и предложил хорошие деньги за ликвидацию его компаньона, который его обокрал. Я согласился и имитировал убийство клиента, за что получил сумму, а заказчик обратился в милицию и обернул все как вымогательство. Вот и получился со спортсмена рэкетир. В лагере я искал хороших людей и пытался стать лучше чем я есть. Очень страшно терять время зря, время так дорого стоит и его так легко потерять. Поэтому я занимался спортом и читал книги.
Второй раз я попал за решётку ещё проще, я полюбил девушку «О» и мы жили с её мамой в 2‑х комнатной квартире. Так было удобно всем. Был у «О» отчим, который жил с её мамой и был у них сын 4 года. В последнее время отчим запил, и мама моей девушки выставила его за двери. Я играл роль хорошей защиты от пьяного отчима и его друзей. Я на тот момент работал в охране у одного бизнесмена. Режим не простой, но я и не искал простых решений. Случилось так, что у моего босса возникли проблемы с милицией и были обыски. Был обыск на квартире у «О» где я тогда проживал, там нашли гранату Ф1. Это была граната бывшего сожителя мамы, но это было не важно, потому что я понимал, что обыск был по моей вине. Я взял гранату на шею и поехал на лагерь. Я считал, что так справедливо и честно, поэтому не задавал лишних вопросов и просил у Бога лишь одного: терпения и мудрости.
Вот так и получилось, что я криминальный авторитет с хорошим пушистым хвостиком. А дальше просто “бытовуха”, занимаюсь бизнесом, защищаю свою работу и своих рабочих. Силовики как мухи жужжат вокруг ЧП. Всем так и хочется у тебя что-то найти, чтоб потом ты выписал им чек. Вот она жизнь бизнесмена, с одной стороны братва, которая хочет дань, с другой стороны силовики, которые рассматривают тебя под микроскопом. Поэтому избавиться от клейма – авторитет криминального мира, было невозможно. Я не переживал о том как меня называют, я верю в Бога и знаю что Бог видит, что у меня в сердце и это для меня главное. А стать хорошим для людей это трудно или невозможно. Они распяли Иисуса, я по сравнению с ним пыль, нужно стиснуть зубы и жить.
Все это делало мою персону колючей и моя аура отталкивала основную массу людей. Они опасались и не доверяли мне, поэтому разговаривать с толпой мне было тяжело, тем более на тему политики. Я понимал что рядом должны быть люди , которые легко могут найти общий язык с ополченцами, которые хотят чего-то, но ещё не понятно чего. Поэтому директор клуба и священник – это просто находка для того чтобы донести толпе то, что нужно любить и беречь свой город. Нам тут жить и от нас зависит все что будет происходить здесь. Да, мои «новые друзья»: Игорь, Иоанн и Олег, были со своими планами в голове, но у всех их было что терять, были семьи, дети и они не спешили рушить, они понимали, что строить будет некому. Поэтому с этими ребятами у меня получался разговор, они тоже хотели сохранить в городе инфраструктуру. Они хотели стать хозяевами в городе, хотя мало кто из них знал, что такое быть хозяином и нести ответственность за такой объем. Система всегда работала с опозданием и всегда нужно иметь свои свободные деньги чтоб закрыть ту или иную дырку в быту. Но все не привыкли думать, всем кажется, что это все просто. Эх, почему люди так мало думают, очень жаль, что человеческая глупость не имеет границ.
В общем, я встречаюсь с «новыми друзьями» в клубе культуры, в кабинете Игоря, все высказывают свои мнения. Батюшка Иоанн молиться, и говорит, что должен появиться воин, типа Ильи Муромца, и больше склоняется к московскому патриархату. А Я смотрю на их морды и хочу задать один вопрос: за что вы, суки, так не любите родину свою, Украину? За что вы так не любите свой народ? Ведь вас выкормила эта земля, и дети ваши родились в этой стране. Почему вы предатели, почему? Я не могу поверить в то, как все может меняться быстро, прямо на глазах, люди ещё вчера были патриотами. Игорь устраивал праздники, выступал от имени Украины, ему доверяли культурные мероприятия для всего 72 тысячного города. Он выступал с хорошими тёплыми речами на фоне украинского флага, а сегодня он готов его сжечь. Что случилось, почему злоба и месть взяли власть над разумом? Люди, работающие у меня на предприятии, которых я наставлял на путь, объясняя, что они должны заботиться о своих семьях и детях, забыли истину. Не в этом ли простота истины. Неужели люди так ослепли, что не видят явного. Да уж, как говорил Жеглов, если есть на земле дьявол, то это змей с тремя головами: трусость, жадность и предательство. И если одна голова прикусит человека, то остальные две доедят его. Вот и в этих людях я увидел, что они явно перекушены жадностью и предательством, а тут же зависть и алчность. Все это уже не остановить, значит это можно только пережить. Значит, вдохнём поглубже, стиснем зубы и вперёд!
В это время ополченцы уже понемногу начали привыкать к вкусу крови. Заходя в белый дом города Тореза в штаб ополченцев, я вижу как ватники, так их удобно называть, начинают брать себе позывные, и люди, на первый взгляд безобидные, превращаются в «палачей», убийц, «хирургов», в общем все то что создаёт им вид опасности и лютости. Им нравиться убивать, грабить, они получают удовольствие от того что их бояться. Я отлично понимал, что они слепы, что это билет в один конец, и возврата уже нет с этого пути.

***
15. Наверное, я бы никогда не написал все, что накопилось у меня в душе. Я всегда занят и времени у меня нет. Но сейчас я нахожусь в камере №23, это тюрьма СБУ города Киев. Жизнь как Земля, круглая штука и я сейчас в камере, где сидела до меня сепаратистка и предатель Украины Ирина ‪#‎Полторацкая‬.. Она тут пробыла несколько месяцев, а потом её обменяли на нашего военного, который был в плену у Беса. Я, случайно, в укромном месте нашёл кусок бумаги, где Полторацкая писала, что это великая революция, что они победят и подпись. Я не поверил, что такое может быть, а потом уточнил у «местных» жителей и выяснил, что, да, так и было, тут в одиночной камере сидела Полторацкая. Вот так бывает. Особенно интересно, что я принимал участие в аресте Полторацкой в городе Торезе, операция шла 10 суток и, поверьте, это было очень непросто. Я тогда помогал сотрудникам СБУ и после долгого слежения, мы смогли отправить её в Киев в СБУ. Парадоксально, но факт.
Вот такая история: я был бойцом, защищая свою Родину, а теперь я в камере и Родина позабыла обо мне. Да и не только обо мне, сегодня вся тюрьма в Киеве, в Мариуполе и все СБУ забито добровольцами с батальонов. Многие вместо медалей получили наручники, нару и квадрат из стен 3:2 метра. Вот такая невесёлая история. Ну, я думаю, этим я поднял интерес к своей писанине. Я расскажу ещё много чего интересного, как я уже говорил, время свободное есть.
Я и патриоты, которые рядом со мной в г. Торезе так и продолжали жить у меня на базе. Уже было две попытки взят нас штурмом людьми Беса, которых привёл ко мне его сослуживец Виталик Севцов. Все так и получилось, как я и предполагал. В нас Севцов видел соперников, мы мешали ему творить то, что им хотелось, мешали чувствовать себя хозяином Снежного, Тореза и Шахтерска. Да, он хотел именно так, и так же считал его друг полковник Завгородний, что они способны загнать под себя это крыло Донецкой области. Приятно осознавать, что мы хоть как-то мешали ватникам и негодяям творить свой беспредел. Что касается третьего раза, то ватники приготовились к штурму моей базы более основательно. Они приехали на БТР и на КамАЗе, где стояла зенитная установка, поэтому все происходило быстро и громко. Ватники сначала ударили ручными гранатомётами РПГ-26, мухами, поразив стоящие на первом плане здания, начали работать пулемётами и ЗУ, в общем, шансов у нас было нуль. Мы немного погрызлись с ними со стрелкового и гранатами и уже через 10-15 минут нам пришлось отступать в Глуховский лес. В бою мы потеряли двоих наших пацанов, они остались лежать на базе, это уже был груз 200.
Глуховский лес был менее приятным местом, чем моя база, тем более, вечером тут было не очень приятно, но все же мы были живы, и это было приятно. Одним из неприятных моментов было то, что в лесу со стороны шахты «Зоряна», это перед г. Снежное, стоя батальон «Восток», состоящий из чеченов, хорошо умеющих воевать в зеленке. Ну ничего, если зверье может то и мы все сможем, дай Бог. В лесу также находились беженцы, которые прятались от ополченцев. Мы понимали, что долго находиться в лесу нельзя, будут проводить зачистку и придётся скакать зайцами, тем более часть леса чечены неплохо заминировали. Также они заминировали все лесные дороги и подходы к родникам. В общем бородатые умеют делать ветер. Ну ничего, скоро и мы будем бородатые с умением делать ветер. Мы начали готовиться к выходу с зараженной территории. Выбрали направление на Амвросиевку, поделились на группы по 5 человек и по очереди начали выходить. Очень помогли при выходе парни, которые тренировались в клубе рукопашного боя в г. Торезе, общающиеся с харьковским «Оплотом», чисто по спорту еще до всех этих событий. Я еще раньше отправил 5 человек в Донецк к Захарченко, якобы они хотят добровольцами в «Оплот». Им выдали форму и шевроны, что давало им возможность легко двигаться по городу. И вот когда понадобилась их помощь, они все сделали на 5+. Если бы не они, мы бы вышли с большими потерями. Последняя группа все-таки попала в засаду, было два раненых парня и произошел засвет наших парней с «Оплота», поэтому пришлось им отходить вместе с нами.

Еще помогли тойоты сотки, они были спрятаны, хоть уже и были в дырочку. И вот мы по полям с ранеными (один в спину, второй в руку), с которых течет кровь как с кабанов, скачем на выезд с вирусной территории. Мы прорвались до блокпоста в Амвросиевке (это ближайший был украинский пост). Нас там встретили, медбрат перебинтовал парней, и мы полетели дальше, через поля в сторону Мариуполя. Удивительно как быстро человек привыкает к крови, к страху, к потерям.
Ползти по посадке перед блокпостом ватников, переползая свежие могилы, с которых часто торчат руки или ноги убитых украинцев, которые пытались выехать с зараженной территории, это стало нормой. Блокпосты для многих стали последней точкой, некоторых убивали из-за машин, некоторых насиловали из-за того что они были молоды и красивы. Этого было достаточно, чтобы разозлить и возбудить зверя, у которого загорелись глаза и начала кипеть кровь. Лезешь по посадке, и по тоненьким пальчикам видишь, что это была молодая и красивая девушка или женщина, которая не смогла добраться до Украины. В место, где ее родина, где все поют одну и ту же песню на звонком и певчем языке.

Родина так была рядом, а потом земля ушла из-под ног и ты гонишься за ней, ты хочешь жить и стоять на теплой родной земле. Но, к сожалению, не у всех получилось догнать родину. Кто-то остался лежать в холодной зараженной злобой и ненавистью почве в посадке возле блокпостов. Все это корысть, легкая нажива и конечно безнаказанность. Когда здесь появились чеченцы и дагестанцы они просто сходили с ума от того на сколько развита и красива Украина. Эти звери просто бросались на красивые и дорогие авто, их не интересовало кто находиться внутри машины, их интерес авто и ключи. Они начали создавать стоянки куда каждый ватник мог пригнать красивое авто и получить взамен 2-5 тысяч $, вознаграждение зависело от марки автомобиля. Было не важно, где взяли и при каких условиях это авто, достаточно было наличие ключей и рабочий двигатель авто. Все очень просто.

Читайте все разделы книги Руслана Онищенка на его личной странице в Facebook.