Иранцы даже теоретически не представляют себе, что такое свобода

Стараюсь пока не комментировать события в Иране, так по собственному профессиональному опыту знаю, как легко обжечься на протестах. Но для прогнозирования событий надо осознать несколько важных вещей.

Так называемая исламская революция 1979 года состоялась благодаря недовольству тех, кто выступал против авторитаризма шаха и тех, кому не нравились его попытки осовременивания страны, «белая революция». Последние победили. Люди и целые слои, которые тяготели к современности, были изгнаны, уничтожены, запуганы. Через 40 лет после революции Хомейни иранское общество напоминает, условно говоря, советское общество в 1964 году. Тогда консервативная часть аппарата также организовала социальные проблемы, чтобы облегчить себе устранение условного реформатора Хрущева. Иранского президента Рухани может ожидать та же участь. Но и это – не прогноз, так как невероятно трудно предсказать поведение иранской молодежи. Это миллионы людей, которые даже теоретически не представляют себе, что такое свобода.

Именно поэтому остается множество вариантов в случае, если режим не выдержит – от египетского или российского восстановления авторитаризма к ливийскому самоуничтожению государства. Положительного варианта нет просто потому, что модернизации не подлежит именно иранское общество – как любое общество, в котором прошлое окончательно победило будущее и производит само себя. Это в полной мере касается и России. Украины, кстати, тоже. Украинский шанс связан с тем, что Украина – не метрополия, а колония империи прошлого. И еще с тем, что Украинское государство просто не может выжить без помощи и в отличие от соседней бывшей колонии, Беларуси, не может рассчитывать на помощь бывшей метрополии без ликвидации суверенитета, следовательно, нам остаются западные партнеры. Это и есть то, что создает украинскую надежду. Ирану или России остается только гнить.