Власть умышленно тормозит закон о доведении до суда экономических преступлений

Несколько дней назад очень крупный следовательский начальник сказал, отбиваясь от критики по доведению до суда экономических преступлений:

“Вы поймите, если у меня отсутствует бухгалтерская “первичка”, мои шансы в суде практически равны нулю. А документация массы компаний бывших высокопоставленных преступников уничтожена “. Это он говорил об украинских компаниях, где можно сделать обыск, провести выемки. А как быть с оффшорами, где получатели запросов от украинских следователей выбрасывают их в мусор даже не читая? Вот как вы, будучи следователем и располагая информацией, что за фирмой, отмывающей явно преступные (по оперативной информации финмониторинга), деньги , которые вы арестовали, стоят Клименко с Арбузовым, докажете в суде этот факт, когда официальную информацию об этом вам может предоставить только юрист из Белиза или Вирджинских островов, чей бизнес – регистрация компаний и управление ими и прямой интерес которого – не сдать вам жирнейшего клиента? Иногда надавить могут американцы-англичане, но в очень редких специфических случаях. Тем более, что и украинские следователи-прокуроры чаще озабочены, как продать доказательства, а не отнести их в суд.
Таким образом, доказать в суде уголовную ответственность конкретного чиновника может стать очень проблемно, и дело раньше или позже придется закрыть. А что теперь делать с арестованным имуществом – вернуть владельцу в виде премии? И это при том, что все признаки отмывания и незаконного происхождения денег налицо?
Во всем мире в этих случаях применяется спецконфискация. Смысл её прост: владелец должен сам доказать законность приобретения имущества (в точности, как чиновник при заполнении декларации). А если не может – списываем в доход государства. Именно эта норма (вполне мировая) прописана в законе Черновол, который так хают уже неделю журналисты и эксперты во главе с Андреем Портновым.
Знаете, если бы во всей этой критике была хоть капля конструктивности, мол, понимаем важность самой нормы, но нужно подправить тут и тут – я был бы счастлив. Тем более, что некие слабые места первого варианта закона были очевидны – их планировалось устранить ко второму чтению. Но закон конкретно “мочат” вместе с авторами и всеми доступными способами. При том, что его непринятие означает неизбежную потерю миллиардов долларов, часть из которых могли бы оказаться в казне в течение считанных недель. Неужели им НАСТОЛЬКО наплевать на собственную страну?
Впрочем, оставим наивные вопросы для мемуаров.

 

Карл Волох


Загрузка...