Про фискализацию всей страны

Когда нам в школе преподавали историю – мы слышали про то что богатые страны – это страны где процветала торговля.

Вот так вот буквально и по простому. Не те которые успешно грабили соседей, и не те где палку воткни в землю – и на ней вырастут оливки. А те где торговля. Почему-то. Ну да, там были вторичные эффекты, и успешные завоевательные войны как правило вносили оживление на рынки. Ну например рынок рабов. Или наличие каких-то там золотых рудников, или шелка со специями. Ну то бишь связь какая-то была, но что первично – вопрос вопросов.

Немного позднее в вопрос внес ясность Карл Маркс, со своими базисом и надстройкой. Ну типа что все решает пролетариат, а всякие надстройки есть паразитизм обыкновенный. Теория была солидна и остроумна, но при попытках практического воплощения немедленно погрузила господ большевиков в такие анальные глубины, что военный коммунизм пришлось срочно менять на идеологически чуждый НЭП, а вообще конвульсии социализма через 70 лет пришлось взять и отменить за полной неэффективностью. Но до сих пор во многих головах Карл Маркс жарко спорит с историей древнего мира.

Тут ведь еще в чем вопрос, а что такое “богатая страна” или там “богатое общество”? Сколько и чего кушали на ужин пересичные египтяне или викинги – наука достоверных данных не имеет. Судить о “богатстве” мы привыкли по археологическим последствиям, и чем они масштабнее – тем более “богатым” мы склонны считать “то общество”. А значительные археологические артефакты – это захоронения всякие (артефакт культа кстати), культовые, и отчасти военные сооружения и.т.д. Продукт перераспределения ВВП, как сказали-бы нам сегодня. Пусть 100500 рабов сдохли с голоду, но построили храм Аполлона, колизей или там пирамиду Хеопса, значит археологические артефакты значительны, и такое общество мы будем считать богатым. Нас так учили. А рацион североамериканского индейца, который в нынешних ценах покруче будет чем ролексы и гучи – нам ни о чем не говорит, ибо археологических следов он не оставил.

Итак, о “богатстве” мы привыкли судить по плодам перераспределения. И до сих пор совкострадальцы поют нам песни про заводы, пароходы и днепрогэсы. Мол “какую страну просрали”. То что те заводы и при жизни не очень впечатляли (результатами в смысле) так это их не пугает, их восхищает масштаб. Они уже забыли что даже на излете совка за базу сравнения принимали 1913 год, и даже на той базе “успехи социализма” смотрелись местами скромно. Ну там где речь шла о реальном производстве (а значит и потреблении) а не о плодах перераспределения.

Говоря о гламурах гей-социализма нам сразу намекают на сверхскоростные поезда, на адронные коллайдеры, и кстати на “социалистические” масштабы перераспределения ВВП, на дорогой газ и сигареты, но совсем не на среднедушевой уровень потребления. Который тоже ой как не мал в гейропе. Ибо “привычные критерии”. Но на самом деле – все ведь совсем не так, все не так, ребята… При попытке измерить жизнь пересичного гейропейца в литрах молока, подержанных фольксвагенах или еще чем-то достаточно материальном – мы увидим разительно другую картину. Совсем другую. Дальше можно долго спорить про “что первично, яйцо или курица”, но это уже совсем дурацкое занятие. Тут пора вспомнить Карла Маркса, и кстати ту самую школьную историю.

Итого, торговля сама по себе (вот та самая, вышеупомянутая) на самом деле вообще ничего не производит, она не есть экономика, если “по Карлу Марксу”. По Карлу Марксу она есть надстройка и механизм перераспределения. И классовый враг. Но не экономика. Однако без торговли – “настоящая” экономика невозможна, невозможно товарное производство. А следовательно прогресс производительных сил и далее по тексту. Если есть торговля (и рынок) то какой-то там кузнец или латифундист может в поте лица наращивать количество и качество, продавая продукцию и тем самым финансируя расходы на развитие, окупая инвестиции. Используя специализацию и разделение труда. А иначе не может. Можно попытаться заменить это какими-то чисто административными механизмами, но как нам показывает история – ничего хорошего из этого не получается. Еще ни разу не получилось во всяком случае.

И тут выходит так что этот самый рынок – выступает прямым конкурентом не производству (и в конечном итоге – марксову пролетариату) а именно государству, как “альтернативному механизму перераспределения”. И начинается трагедия. Административный механизм проигрывает. В эффективности проигрывает, даже если выигрывает “исторически”. Была Древняя Греция, где рынок таки скорее был. И был например Египет, где еще Иосиф занимался госрегулированием на бабки фараона. Вопрос в том что по итогу считается “колыбелью цивилизации”? Был Македонский, что строил много городов, “Александрия” даже в Украине есть. Инвестор хоть куда, а толку? Его империя была весьма недолговечна. Средние века когда рынок был заменен волей феодала вошли в историю как “темные века цивилизации”. На этом историческом фоне даже нынешние успехи евробюрократов не выглядят достаточно убедительно, тем более что тем успехам нет и полувека. И уже назревают там серьезные проблемы. Но тот фундамент с которого евробюрократы стартовали – был впечатляющ кстати, и весьма. Европа была безусловным лидером цивилизации (и кстати экономики) всего еще 100 лет назад, и пошатнуть ее позиции удалось лишь Штатам. Еще более либеральным чем сама Европа. Уроки истории

(продолжение воспоследует)

Станислав Кукарека