Флот живет традициями

Тут сейчас будет много зрады, но вы меня поймите тоже. Ибо зрада логики не отменяет, а я ее таки люблю. В смысле логики…

Итак, есть расхожее такое выражение что “флот живет традициями”. Это не сегодня так придумали и даже не здесь. Это так давно и везде. Традиции есть всегда и везде, независимо от того хотим мы это или нет, не важно тут хорошие они или плохие. Иногда эти самые традиции обретают даже форму закона, или например устава. Итак, так что же мы имеем? Хочу вам несколько примеров привести.

В 1940 году где то в Норвежском море случилась зрада. Авианосец Ее Величества “Глориес” после крайне неудачных выступлений в Норвегии валил себе тихо домой, в сопровождении двух эсминцев. При этом его капитан и прочее командование было кончеными распиздяями, палуба была забита самолетами и поднимать их в воздух было невозможно, воздушное патрулирование не велось (хотя должно было), и прочих было много там у них недоликив по службе. И даже ордера нормального они не соблюдали, что поздней сыграло свою роль. То есть эсминцы не шли впереди на надлежащем удалении дабы первыми обнаружить возможного противника и собственно недопустить обнаружения охраняемого корабля, или хоть дать ему шансы сьебаться… Короче бардак полный.

И тут случилось бинго полное, они со всего маху напоролись даже не на грабли, а аж на 2 немецких линкора “Шарнхорст” и “Гейзенау”. И это был мягко говоря пиздец. Их даже не радаром обнаружили, а чисто визуально, и уже в радиусе досягаемости немецких орудий. Авианосец это вообще чистая жестянка и к артиллерийскому бою с линкорами ну просто вообще нихуя не предназначен. Это уже пиздец был. Но капитан его усугубил еще. Заместо того что бы тикать нахуй, и поднимать в воздух самолеты (пусть даже сбрасывая в воду все что мешает) он еще полчаса после обнаружения противника пер прямо напролом, на пушки калибром в 283 мм… Вообще не имея чем им даже ответить. и результат такой отважной тактики таки немного предсказуем, Ровно третьим залпом “Шарнхорст” добился накрытия, и “Глориес” получил прямое попадание с пожаром на полетной палубе. В принципе это был конец и прочий там пиздец всим сподиванням. Про самолеты следовало вообще забыть теперь.

Тут командир наконец раздуплился, начал разжигать все котлы и пытаться сьебаться нахуй, но через 18 минут он получил вторую плюху, еще один 280 мм чемодан попал им прямо в мостик упокоив сразу всех тех распиздяев во главе с капитаном корабля. Еще через несколько минут они получили третий чемодан в машинное отделение потеряв при этом ход и управление, финита ля комедиа… Но интересно тут не то. Даже в такой плачевной ситуации никто там не закрылся в кубриках с воплем “чур я в домике”, ага. Эсминцы охранения что в принципе проебали противника и уже совершили все свои возможные ошибки – тем не менее пытались что то сделать. “Ардент” попытался атаковать врага, и поставить дымовую завесу для прикрытия авианосца. Но почти сразу получил снаряд в машинное отделение и потерял ход, сливайте воду… И командир авианосца даже не попытался воспользоватья этим шансом кстати. Напоследок “ардент” шмальнул торпедами, но ясен перец не попал. Снова таки никто на нем не закрывался в кубриках. Настал черед “Акосты”…

Они уже прекрасно видели что авианосцу в сущности пиздец, что ни удрать ни драться он не может. Но тем не менее он попытался. Эсминец мог легко сьебаться имея значительное превосходство в скорости, он мог спустить флаг и сдаться. Он мог наверное и в кубрике закрыться даже. Но тем не менее он вступил в бой. То есть он влез между добиваемым авианосцем и двумя линкорами, и всяко там выебывался, пуская торпеды и ставя снова дымзавесу. И в результате был таки потоплен, но при этом одна из торпед таки попала в “Шарнхорст”, выведя из строя 2 винта из трех и затопив машинное там отделение. “Акоста” затонула примерно одновременно с “Глориесом”. Но в результате немецкое соединение было вынуждено таки прекратить выполнение боевой задачи и вернуться в базу для исправления повреждений. Они совсем немного не дошли до следующего конвоя который под прикрытием 2 легких крейсеров вез из Норвегии 10 тыщ войск. Такая вот история. Итог, у англичан погибло 1520 человек, спаслись аж 46, которых подобрали рыбаки… Такая вот история.

Теперь история другая. 1939 год, немецкий тяжелый крейсер “Адмирал граф Шпее” (который был на самом деле не крейсер, а линкор “карманный”) шалил в Атлантике, то есть рейдерствовал. И там нарвался на английское соединение из трех крейсеров, которые ни разу не линкоры. Ну то есть в принципе они ему особо сделать ничего и не могли, но они реально попытались. То есть типа тяжелый английский крейсер “Эксеттер” который раза в два примерно уступал немцу по всем параметрам (кроме скорости) реально вступил в бой. И получил естественно очешуительной пизды… Короче очень быстро он потерял сначала половину, а потом и вообще всю артиллерию, рули, и еще всякого по мелочи. Легкие крейсера при этом всячески кордебалет изображали, хотя серьезных повреждений немцу нанести просто не могли даже теоретически. В итоге этого мероприятия немец оторвавшись от потерявшего управление (и вообще боеспособность) “Эксетера” и имея потери в 36 человек и под 69 раненых, и выведенную из строя систему управления огнем – решил зайти в Монтевидео. То ли для ремонта, то ли еще для чего.

К тому времени “Эксетер” потерял боеспособность полностью, то есть он не мог стрелять совсем, даже если хотел. На “Аяксе” была выведена из строя половина артиллерии. Короче английское соединение по сути потеряло боеспособость полностью, у них осталось примерно полтора легких крейсера которые того “карманног линкора” даже поцарапать сильно не могли. Потери 72 человека, в 2 раза больше чем у немцев. Но немец об этом не знал. А британская разведка через каких то там послов ему подсунула дезу что дескать по его душу туда уже пришло целое соединение британских линкоров, и ждет его на выходе… Ну что тут делать? Далее цитата:

“17 декабря после полудня 700 членов экипажа, собрав пожитки, перешли на стоящее в гавани немецкое торговое судно. При этом были освобождены 27 членов экипажей с потопленных английских судов. Они немедленно информировали английское посольство, что другие 300 пленников переданы на немецкое судно «Альтмарк».
17 декабря в 18.20, провожаемый взглядами 750 000 зрителей, надеявшихся стать свидетелями морского боя, корабль отошёл в нейтральные воды из гавани Монтевидео. Затем остатки команды и капитан в количестве 40 человек перешли на буксир, предварительно разместив в отсеках корабля шесть боевых отделений торпед.
В 19.56 последовало несколько взрывов, после чего корабль затонул на глубине 8 метров.
Оставшийся в отеле Буэнос-Айреса Лангсдорф 20 декабря, следуя правилам кайзеровского флота, состоявшими в том, что капитан разделяет судьбу своего корабля, завернулся в корабельный флаг и застрелился. Экипаж «Адмирала Графа Шпее» был эвакуирован в Буэнос-Айрес, а затем поселён в городке Вилья-Каламучита в глубине страны. ”

И снова ведь никто там не закрылся в кубрике, ни у англичан ни у немцев, что характерно…

Ну раз за Шпее зашла речь, то и о нем мы можем вспомнить. Как раз неподалеку там дело было, но только в прошлую войну, 1914 год. Решил граф Шпее нагрянуть на Фолкленды, где по данным разведки был из всего противника – смотритель маяка. Но не так сталось как гадалось, и там случайно оказалась аж целая английская эскадра. Где было аж целых 2 линейных крейсера новейших каждый из которых был не только намного сильнее всех немецких кораблей вместе взятых, но и значительно быстрее их. То есть даже удрать не получалось. Шпее имел 2 броненосных и 3 легких крейсера, тогда как англичане 2 линейных, 3 броненосных, 2 легких, и еше линкор впридачу, впрочем довольно древний. Исход был как говориться слегка предсказуем. Но снова таки что характерно, никто не сдался и в кубриках не закрывался. Из немцев только легкий крейсер “Дрезден” смог сьебаться, но это тоже можно считать победой, ибо он еще немало крови попил англичанам, и они его ловили еще почти год. Потери немцев – более 2000 человек по итогу, у англичан 6 убитых и 19 раненых. Впрочем перед тем все было с точностью до наоборот, когда сам Шпее поймал английского адмирала Кредока с соединением и потпил его в сражении при Коронеле, потери англичан 1560 человек. У немцев было двое раненых…

И просто тьма таких примеров, из них по сути состоит и вся история всех флотов мира. Я не хочу тут вспоминать ни “Варяг” ни “Ямато”, ни даже “Бисмарка”. Там сама специфика такая что чуть реже чем всегда – там по определению “без шансов”, и все пропало еще до начала боя. Но тем не менее они вступают в бой и его ведут, они воюют. И именно за это их называют военным флотом, а не как нибудь иначе… И даже не очень военным если. В 1942 году где то в Карибском море американский транспорт “Стивен Хопкинс” типа “Либерти” (одно орудие 105 мм, гражданскй экипаж) нарвался на немецкий рейдер “Штир”, 6×150 мм, военные моряки. И что вы думаете он сделал? Он его потопил. Нет, он конечно и сам потонул, но “«Штир» получил столь тяжелые повреждения, что капитан принял решения оставить судно. Капитан «Штира» в отчете о столкновении указал, что вел бой с «хорошо вооруженным рейдером», который, по его мнению, имел по меньшей мере 7 крупных орудий. Это заключение он сделал на основании плотности огня со стороны «Стивена Хопкинса». Из 56 человек, находившихся на борту «Хопкинса», 37 погибли в бою, включая капитана. 19 выживших более месяца дрейфовали в шлюпке, пока не достигли побережья Бразилии, пройдя под парусом путь более 2000 миль; четверо умерли по дороге. ” Ну где то так вот, ребята…

И тут у меня возникает вопрос неприличный, вот мы вроде бы как создаем свой, украинский военный флот. Не в первый кстати раз, и прошлые попытки тоже довольно интересны в плане историческом. А флот – это традиции (см. выше). Так и какие мы создаем традиции? С 1917 года (ну если уж считать) сколько кораблей противника утопил этот флот? Да даже хрен с ним с “утопил”, сколько судов украинских в бою погибло, вместо того что бы просто сдаться? Вот этот вопрос меня таки немного беспокоит…


Загрузка...