После интервью Коломойского общество должно требовать ответов даже на неудобные вопросы

После интервью Коломойского осталось крайне мерзкое ощущение, как будто ты искупался в какой-то дурно пахнущей жидкой субстанции и теперь не можешь отмыться.

Послевкусие. Прямо противоположное ощущению, как после просмотра хорошего кино, вытягивающего тебя наизнанку и заставляющего чувствовать яркие эмоции, напоминающие тебе что ты человек. Так вот, совсем иное послевкусие. Грязное, мерзкое, наполненное ложью и глумлением пирата, захватившего прибрежный город и облизывающего губы в предчувствии будущего разграбления и не только .

Но что думает обычный человек не так и важно. Очень хочется услышать, что думает по этому поводу Владимир Зеленский. Ведь тест Привата, тест Коломойским – ключевой для избранного президента. И мы знаем и он знает, что его связывают с Коломойским. А значит он обязан реагировать на такие вещи. Общество обязано требовать его реакции. Обществу важно понимать.
Хочется понимать, является ли такое интервью – новой нормальностью для Украины. Являются ли тезисы Коломойского новой идеологией страны.

Правда ли, что у нас теперь есть хорошая коррупция и плохая. Когда рюкзаки это хорошо, потому что свои, а высотомеры это плохо, потому что чужие? И бороться мы теперь будет только с плохой коррупцией?

Правда ли, что у нас гражданский конфликт на востоке?

И как много правды услышал избранный президент в словах о Приватбанке? Как много из этого он разделяет? Как он пройдет этот тест Приватом?

Последнее очень важно, потому что эта часть наполнена манипуляцией и ложью. А значит это ключевая часть, ради которой все и затевалось.

И, оказывается, что национализация Приватбанка прошла не потому, что бывшие собственники вывели 5,5 млрд долларов, а потому что Порошенко хотел забрать себе 25 процентов 1+1, а для этого надо было национализировать Приват. И это притом, что эту ложь уже успел дезавуировать Ткаченко, глава 1+1. И это притом, что национализация Приватбанка была ключевым условием сотрудничества с МВФ и нашими западными партнерами. Или в МВФ так хотели получить контроль над 25 процентами акций украинского телеканала? Или в государственном департаменте США это приоритетная цель внешней политики?

И оказывается, что не было никаких кредитов связанным лицам, чтобы там не доказало уже расследование Кролл. Но тогда одно из двух. Вот эти 210 млрд гривен неработающих нынче кредитов, это что? Если это не связанные лица, то что, просто плохие кредиты? В Банке не умели работать и выдавали кредиты кому попало? Но тогда дыра была и до национализации и значит банк надо было ликвидировать? А если это связанные лица, то значит собственники врут и вывели эти деньги и не хотят обслуживать кредиты своих компаний? И значит повод для национализации тоже был?

На эти вопросы не сложно ответить. Они очень логичны, и это может сделать даже человек с КВНовским образованием. Который должен отстаивать интересы государства. А сейчас именно интересы государства Украины, налогоплательщиков, под угрозой. Так может избранному президенту стоит написать ответ? Можно такой де, как Путину. С изящным троллингом, тонкой иронией и захватывающим красноречием.

И эти ответы нужны обществу, даже понимая, что давать их избранному президенту не выгодно. Что они могут разрушить коалицию в его поддержку. Но это его проблемы, а не проблемы страны. Общество должно требовать ответы. Даже на неудобные вопросы. У нас де эпоха открытости. И если сейчас избранный президент промолчит, значит ли это, что он пошел на компромисс, предав принципы, с которым шел к власти? И значит ли это, что он пойдет еще на тысячи компромиссов?

А еще общество должно решить, готово ли оно поддерживать людей, которые борются с олигархами, если само требует такой борьбы? Или готово поверить любой отмазке олигарха, который способен обосновать любое свое действие. Обществу решать. Но если общество выберет олигарха, то пусть потом не удивляется, что желающих бороться с олигархами найти трудно.


Загрузка...