В мире начинает появляться новое оружие и принципиально новая добыча в войне

То что мы сейчас все наблюдаем – это начало новой исторической эпохи и нового глобального противостояния. Новых войн и нового оружия, и принципиально новой добычи в войне, новых империй и новых восстаний, и новой независимости, которая неизбежно следует.

Когда-то очень давно люди воевали за рабов и золото, за то что можно унести с собой. Сама идея воевать за земли например была бы для них очень странной. Зачем за земли воевать, если вон их вокруг сколько? И даже если их “завоевать”, то что с ними делать дальше? Да и у кого их завоевывать, если никто не претендует? Даже татаро-монголы не пытались отбирать землю ни у крестьян ни даже у тогдашних феодалов, максимум их обложить какой-то данью.

Потом мир изменился и за земли стали воевать, но не ранее чем научились взымать с этих земель ренту. Но еще и тогда никому в голову не приходило воевать например за язык или идеологию.

Потом появились войны за веру, войны за расу и так далее, но все это было существенно потом. Когда-то воевали “за колонии”, но никому не приходило в голову “воевать за рынки”. Не говоря уже о классовой борьбе. Но мир менялся.

Он менялся все время, всю историю человечества, и он не прекратил меняться, и не прекратит в ближайшем будущем. Просто мы не замечаем этих изменений, как и та жаба которую медленно варят на огне. А если замечаем, то уже ретроспективно, постфактум, когда уже поздно пить боржоми. А побеждают те кто понял первыми, и понял как это использовать, как себя вести в новых реалиях, именно эти люди выигрывают “новые войны” и получают “новые призы”. Но это если они правильно все поняли, а так бывает не всегда, и если поняли неправильно – тогда происходят трагедии.

Люди никогда не считали информацию какой-нибудь особо специальной ценностью. И если верить Библии (или археологии) когда-то люди даже ходили голыми, ничуть не пытаясь прикрыть своей наготы. И даже во времена античности когда одежда была уже общепринятым правилом – существовали всякие там “культы тела”. Когда-то люди не скрывали ни своих сексуальных предпочтений ни половых партнеров, будь то почтенная матрона (мать семерых детей), мальчик-кастрат или вовсе какой-нибудь ишак или верблюд.

Люди не скрывали своего происхождения и места жительства, политических взглядов, религиозных и моральных убеждений или к примеру конфликтов, кровной вражды. Сначала. А потом стали скрывать. Все знали что Капулетти и Монтекки друг друга недолюбливают, и что при личной встрече они весьма возможно друг друга станут убивать, и в том не видели ничего странного. Сейчас это немыслимо, их бы за это просто измордовал закон. Даже независимо то того кто там кого убил или убили бы вообще кого нибудь, даже древний принцип “нет тела – нет дела” там бы не прокатил. Хотя сам тот конфликт (и поводы к нему) вполне мог быть объективным и даже неизбежным. Приватность (и вообще скрытность) все возрастала по мере развития цивилизации и превратилась в фактор банальной безопасности.

Во-первых “дабы никого не обидеть” и не дать лишнего повода к конфликту. С другой стороны дабы не стать слишком уязвимым перед врагом (или возможным злоумышленником).

Никто например на видном месте не хранил золото и прочие там ценности создавая соблазн для вора. А те которые таки выставляли (обвешиваясь с ног до головы драгоценностями, и на пирах жрали с золотого блюда с брюликами) те таким образом напротив, демонстрировали свою крутизну, готовность и способность защитить свое майно (и статус) от любого абсолютно посягательства, от кражи до войны. И это тоже было действием сознательным довольно. И в любом случае – делом добровольным, там каждый сам принимал свое решение и думал сколько “показать”, а что (и сколько) сокрыть в тайных подвалах. Приватность та или иная вошла в обычай и законы даже, и стала частью той цивилизации.

У братьев-мусульман ввиду жаркого климата наверное – особую зависть вызывали не золото и кони, а женщины, и потому их не показывали никому вообще, и потому там появились всякие закрытые гаремы и прочие там паранджи. Дабы не возбуждать. В христианской традиции хотя и практиковались публичные религиозные обряды, но сама молитва (о потаенном всяком) и исповедь как таковая – тоже считались делом глубоко интимным, в то время как у анонимных алкоголиков все стало с точностью до наоборот, но тут нужно понимать что их не зря называли анонимными, там скрывалась сама личность. И на венецианских карнавалах охотно демонстрировали сиськи и ляжки, но при этом усердно скрывали сами лица. Что тоже вовсе не случайно.

Однако эта вся “приватность” имела некие свои законы и правила. И если ты например мог в тайне хранить золото, то ты уже не мог в тайне хранить земли (или рабов), там собственность была публична и всегда можно было понять где чье, и почему. И сложно себе представить графа который бы сказал “нет, та деревенька не моя. И я вообще не знаю чья, сами разбирайтесь”. Ношение оружия что было скорее правило чем исключение всегда было публичным, и если гражданин (или барон какой-то) ходил с мечом, то он ходил с мечом и того не скрывал. А вот когда “с ножом за пазухой” то есть в режиме скрытного ношения, то это был преступник однозначно. И уже только за одно это его могли сурово покарать, ибо если он вместо открытого ношения оружия носит его скрытно – значит задумал он недоброе. Все было просто. И если человек скрывал к примеру свое имя или происхождение то это было очень плохо, значит за ним водилось нечто такое за что ему следует стыдиться. И если какой-нибудь “представитель власти” был представитель – то должен был носить мундир (с гербом хозяина, когда были гербы), или еще какой-то “признак статуса”, а если он “агент в штатском” то он тогда не “представитель власти” а просто шпион, и такому можно было не просто оказать сопротивление, но и вообще прирезать нахрен, и никаких претензий на тему “сопротивления законным требованиям” там просто быть не могло в принципе.

Итак, те “механизмы приватности” как то сами собою развивались по ходу изменения условий и прочего такого. Подстраиваясь под реалии. И когда наступил например капитализм, то появились механизмы специальные про “анонимность капитала”, такие, как к примеру LTD и ООО, и прочие всякие трасты. Они не с бухты-барахты появились и вовсе не случайно, и в этом был огромный смысл. Смысл сокращенья рисков, когда некий капитал (и деятельность) обособлялись от конкретного лица физического, и разделялись риски. Дабы крах в одной какой-то сфере (или результат к примеру личного конфликта, и юридической, криминальной, коммерческой или вообще “натуральной” вендетты) не приводили к цепной реакции, не создавали трудностей и вовсе не причастным людям.

Такие “юридические суррогаты” обладали собственными активами и собственной ответственностью в рамках которых они и действовали (и затем – отвечали) и это была вовсе не самая плохая идея. Возникло и “разделение сфер права”, когда например несостоятельность человека как должника – вовсе не лишала его “остальных прав” включая например гражданские. И даже очевидное его преступление не лишало прав юридических как то к примеру права на защиту. И если какой-нибудь миллионер к примеру задавил лошадью (или автомобилем) пересичного (или застрелил неверную жену), то он мог сесть в тюрьму, но это вовсе не означало что у него отберут его миллионы. И в этом тоже был определенный смысл.

Нет, ну конечно была практика “поражения в правах” как наказания, и даже пресловутое “объявление вне закона”, но лишь как механизм отдельный, явный и черезвычайный. И то обычно он использовался те так и не столько как наказание за преступление, сколько как мера к поимке, применялся именно тогда когда преступник (предполагаемый) упорно бегал от суда, и власть утратила надежду всякую его поймать в разумный срок. И такие механизмы становились нередко предметом злоупотребления, в предельном случае попы подвергали страны целые например интердикту, запрещая пересичным даже тупо хоронить покойников, лишая их тем самым (якобы) права на жизнь вечную.

Особо доставляло это когда причиной такого поведения были какие-то разборки Папы с королями, в чем пересичные те вовсе были неповинны. И это было явным злоупотреблением. И по итогу что случилось? Попам тем глаз на *** натянули, и по итогу просто вопрос “жизни вечной” был попросту изъят из их заведования, у них попросту отняли право вопрос тот регулировать. Раз уж они там потеряли берега и чувство меры. Вполне логичный был на самом деле шаг.

И это не единственный пример. Так раньше “представитель власти” ради всилякого порядку и общественного спокойствия мог хватать кого попало, и если не убить его то как минимум бросить в тюрьму и там кстати подвергать пыткам. Сейчас бы нам сказали что это “полномочия процессуальные” без которых совершенно невозможна эффективная защита того блага и спокойствия всеобщего, тем более – в те непростые времена.

Но оказалось что злоупотребляют, и массово злоупотребляют. И появились там предохранительные механизмы типа “хабеас корпус” и прочего суда присяжных.

Некий независимый арбитр который должен был не только оценить, но и санкционировать необходимость таких мер и их соразмерность обстоятельствам. Понятно что тот механизм не был совсем уж совершенным, и то средневековье вполне было преисполнено всяческого зверства, но логика развития событий была именно такой, таков был ход развития цивилизации. Хотя случались безусловно и эксцессы.

А что такое тут эксцесс? Эксцесс это когда какая нибудь власть (обычно) утверждает что “изменились времена и обстоятельства”, и в нынешних условиях дескать “старый” уровень приватности или свобод (что в сущности одно и то же) уже нельзя терпеть и следует сильно изменить. Как правило, как раз через изменение (и даже разрушение) тех самых “границ сфер права”.

В принципе такое было что право например носить оружие, или получить офицерский чин, или заниматься определенным видом деятельности – зависело от социального происхождения. Такое да, бывало. И нередко. Но когда в зависимость от этого происхождения поставили само право на существование, когда “уничтожить как класс” методами банального геноцида, то это уже перебор. Или когда все то же самое по принципу например национальности или вероисповедания. Да, можно понять ситуацию когда например после войны (освободительной или завоевательной) каким-то нацменьшинствам закрывают (или сильно ограничивают) доступ к государственной службе или определенным профессиональным сферам, или даже к владению землею например, хотя такие практики всегда считались экстремальными и очень сомнительными.

Но такого чтоб и вовсе геноцид и газовые камеры – это уже совсем явный экстрим, поражение в правах естественных (как право на жизнь, и даже свобода перемещения) это есть повсеместно осуждаемая практика. Верней была повсеместно осуждаемой, совсем еще недавно.

Но на сегодня “в свете новых угроз” на эти самые свободы и права, и кстати на приватность (и в том числе – приватность например семейной жизни) идет наступление самым широким фронтом. Под жгучими лозунга и борьбы за все хорошее против всего плохого. И если кто нибудь вам будет говорить что это есть “нормальный исторический процесс” то плюньте ему в глаз, нет в этом ничего нормального. Да, не впервые, но сильно не впервые в истории случаются эксцессы, бывало и до нас, и сильно до нас, и каждый раз заканчивалось то весьма хреново. Уже были такие времена когда к примеру отношения с богом переставали быть приватным делом, и не только в отношении там соблюдения неких формальных правил и обрядов, но и “глубоко в душе”. И в результате было что? Была инквизиция, не самая светлая страница в истории. Или к примеру талибан, что к нам гораздо ближе по времени, но результаты очень схожи.

Была попытка влезть даже в вопросы “смысла жизни” и самой даже “цели существования”, искоренить банальных эгоизм еще в зародыше, у самых так сказать истоков. Заставить жить ради арийской расы или тысячелетнего рейха, ради победы мировой революции и построения социализма в отдельно взятой Кампучии. И это тоже кстати ничем хорошим не закончилось. Но это ведь и не прекратилось, вот в чем беда.

И нас сегодня убедить пытаются что мы живем что бы платить налоги, а кто тому не верит – тот ренегад и гад. И что вопрос о том как ты относишься к однополому сексу – то дело государственное, а не твое глубоко личное. И что детей воспитываешь ты не для того что бы оставить в мире что нибудь после себя и передать туда хоть что-то из накопленного кстати поколениями и твоих предков, а для того что бы какого-то прораба перестройки снабдить стандартным кирпичиком что ляжет в стену, и потому за этим процессом будут неусыпно надзирать всиляки государственные контролеры.

Ничего нового на самом деле, все это уже было, и не раз. И мы прекрасно знаем чем это заканчивается. Ибо первой жертвой любой войны всегда становится правда, а первой жертвой пропаганды становится элементарный здравый смысл. Нет, это я тут не об идеалах анархии (и даже либерализма) и уж тем более не о маме-анархии, это я тут о тех самых ценностях гуманитарных (гуманистических, то есть) которые вроде как защищают рьяно все те комиссары в пыльных шлемах. А по итогу получается что с точностью до наоборот, и защищают они вовсе не гуманистические ценности, а тупо механицизмы, технологию и стандартизацию в деле строительства хрен просцыш чего. Причем еще и рукожопие, кривые технологии постройки самолетов из соломы, банальный культ Карго. Астанавитесь 🙂

Так вот, вспомнив за Цукерберга я что хочу сказать вам. Можно понять анонимных алкоголиков с душещипальными их историями. Но только до тех пор пока они реально анонимны и все эти истории рассказывают в узком кругу тех кто реально желает их слушать. В формате телешоу например – это уже просто не будет работать, и вам специалисты если нужно – легко и быстро объяснят почему оно работать там не будет.

Можно понять всиляких самураев которые себе режут пузо из боязни “потерять лицо”, и больно рефлексируют от того что их прадедушка когда-то промазал из лука по собаке, или неправильно подал господину ночной горшок. Тем запятнав честь рода навеки.

И этих понять можно, но только до тех пор пока вы к ним не лезете под одеяло с телекамерой и их не учите как пить чай с гейшами. Там тоже есть границы. А если лезть туда-то всякий саморай вас просто должен ебануть катаной напапалам, и если он этого не сделает то тем самым позором он запятнает и себя и весь свой род, и тогда ему путь только один, в “ушедшие”, или как там оно у них зовется, и очень нынче модно.

Любая та приватность (и открытость, вместе с репутацией) то есть система, совокупность взаимосвязанных частей, и туда нельзя так просто лезть немытыми руками даже из самых лучших побуждений.

Да, мы чего-то там подписали Цукербергу на тему того что “мы не против”, но многие ли из нас понимали, что они подписывали? А даже те которые понимали – то правильно ли понимали? И главное – понимал ли сам Цукерберг? Ну да, контекстная реклама, ну и хер с ней, мы просто дали ему заработать денег. Из благодарности за то что он хороший парень и за использование того самого фейсбука. И может быть мы не до конца представляли как та реклама будет действовать, и какое влияние будет оказывать например на просто здоровье психики, и там есть кстати тоже непаханое поле для диссертаций.

Но мы уж точно не подразумевали что та контекстная реклама и прочие “работы по улучшению контента” включает и попытки менять правительства супердержав по принципу “все возможно, при адекватном бюджете”, и даже прямую фальсификацию общественного мнения, в тех формах в которых мы ему привыкли ну хоть немного доверять. Вот этого мы уже точно не имели в виду и не подразумевали подписывая те бумажки и ставя галочки. Это явно next level.

Так же точно как жалуясь доктору на жжение в конце мы вовсе не подразумевали что тот доктор – будет об этих фактах лекцию читать бабулькам из твоего подьезда. Нет, в принципе он лекцию будет читать, каким то другим например докторам, для которых ты есть просто абстрактная пиписька и которым интересно только то как скоро эта пиписька отвалится или как ее вылечить, это пожалуйста и это на здоровье. И это даже не обидно, но вовсе ведь не бабушкам. И да, рассказывая адвокату “как оно все было” мы вовсе не рассчитывем что он тут же побежит к ментам сдавать твои места тугие и объясняя как понадежнее тебя законопатить. Хотя возможность таковую в уме обычно держим, спасибо за то советской юстиции что прямо возлагала на адвокатов роль по “изобличению”, что тоже кстати перегиб. И даже когда мы платим денег на бензоколонке мы не подразумеваем что нам туда нальют совсем мочи ослиной. Нет, ну могут недолить конечно, ну могут трохи разбодяжить, то все понятно (и мы даже согласны) но не прямое же вредительство, правда? Мы всегда рассчитываем на некоторые “рамки”, и на благоразумие того кому мы доверяем, и с кем вступаем в отношения те или иные. И это нормально, это и есть те самые основы и фундаменты. А тут мы видим что? А тут мы видим полный абырвалг. Полную потерю тех самых рамок и самого здравого смысла. И это уже новая война, новое противостояние. Новая эпоха.


Загрузка...