Украинское право страдает от подмены понятий

Про куриц и яйца.

Граждане создают государства, или государства создают граждан? В этот непростой вопрос не внесли нам ясности ни школьные уроки истории, ни даже Конституция Украины к сожалению. Мы помним про “Македонский создал империю”, или там еще какой-то Чингизхан. Хотя на самом деле создавали их не только (и даже не столько) те правители лично, сколько тысячи их солдат. Мы помним что СССР вроде как создал Ленин, и тушка его до сих пор лежит под стеклом на Красной площади. Но снова не факт что его личные заслуги следует там переоценивать. СССР создали миллионы недограждан. Как впрочем и Ленина, Сталина и.т.д. аж вплоть до Горбачева, Кучмы или Путина. Те люди что не хотели быть гражданами и не стали ими.

Теперь мы читаем текущую Конституцию где часто упоминается “народ” но редко упоминаются граждане. Гражданство там есть лишь артефакт государства, и форма его общения с населением. Даже не с народом, с населением. Ибо “народ” есть сущность сложная, и трудноуловимая на самом деле. Мы иногда слышим про “гражданское общество” и необходимость развивать сей странный предмет, но совсем не вспоминаем что “гражданское общество” это и есть государство на самом деле. Особенно если речь идет о демократическом государстве. Но даже если о не очень демократическом, то это все равно есть “гражданское общество”. Если гражданское общество противопоставляется государству (что для нас кстати привычно) то это само по себе уже неутешительный диагноз. Ибо тогда совсем уже непонятно что подразумевается под “государством” в такой ситуации. Это тогда уже какой-то сюрреализм и кафкианство.

Но мы пошли еще дальше, мы смело противопоставили “граждан” и “народ”. Гражданин как традиционный носитель прав и свобод, и “народ” интересам которого эти самые права привычно противоречат. И вот в этих координатах мы уже определяем “государство”, как некоего арбитра который защищает народ от подлых поползновений граждан. А мы помним что арбитр – это всегда третья сторона, внешняя сущность. Независимая кстати. От народа и от граждан, ибо иначе какой из него арбитр? Так из сюрра и абсурда мы родили новую сущность, голема. С чем вас и поздравляю. И родив новую сущность мы вместе с ним родили его права и интересы, которые снова нужно защищать, уже и от граждан и от народа. И от всего прочего, включая мировой финансовый кризис. Родили нового субъекта.

Но я хотел вообще немного не об этом. Я хотел о собственности. Кто там кого родил и что первично, государство или собственность? Вопрос тоже весьма непростой. В принципе собственность – это права человека и признак гражданина. Без всякого еще даже государства. Мы охотно признаем собственность например граждан других государств, и даже защищаем ее. Собственность всегда персональна, подразумевает конкретного хозяина, субъекта что способен ей распоряжаться, то есть проявлять какую-то волю. Внятно проявлять. “Народ” например не может быть собственником, несмотря на все что написано в конституции. Ввиду отсутствия той самой воли и внятных механизмов ее изъявления, ага. “Народу” для волеизъявления непременно нужны какие-то внешние механизмы и институции, вот например то самое государство.

У нас так интересно вышло что не гражданин (и кстати собственность его) есть источником государства, а совсем наоборот. У нас государство есть источником собственности. Большинство сегодняшних крупных состояний возникло как продукт приватизации или иных форм взаимодействия с бюджетом. Воровства по большей части. То что человек (который типа гражданин) заработал (создал, нашел и.т.д.) вне взаимодействия с государством, независимо от государства – мы “настоящей” собственностью не считаем, а считаем это лишь “базой налогообложения”, объектом экспроприации. Собственностью по сути государства, которая почему-то до сих пор неправомерно удерживается каким-то там субъектом, которого даже гражданином не назвать. У нас тут тоже все с точностью до наоборот происходит.

Бывшие некогда попытки разрушить концепцию “общенародной собственности”, создать собственность частную и собственника (то бишь гражданина) нее только не увенчались успехом, но и привели к результатам прямо противоположным. Если при совке хоть личная собственность пользовалась определенным уважением то теперь нету и этого. И вообще нет никаких границ фискальному, регуляторному и прочему энтузиазму экспроприации. Государство превратилось в идеального охотника весь смысл существования которого – поймать и отобрать. Никаких конституционных, законодательных, моральных или идеологических преград этому процессу сейчас просто не существует и кстати не предвидитсо. Граждане из носителей прав превратились в дичь, в рабов которых следует заставить работать и кстати “прививать ценности цивилизации”. В этом отношении мы сделали огромный шаг назад даже по сравнению с упомянутым совком.

В государство что оказалось источником собственности, прав и самого понятия “гражданство” теперь строго следует старому принципу “чем я тебя породил, тем я тебя и убью”. И касается это не только тех кто реально получил от государства собственность (и например права) но и к тем кто даже рядом не стоял с этим процессом, кто никаким местом и никаким боком не был причастен. Но при этом оказалось совсем непонятно что есть само то государство, раз оно в фундаменте своем не имеет ни граждан, ни их прав ни даже собственности. Сферический конь в вакууме, которого каким боком не поверни – там везде жопа. Ибо не даром он сферический, ага. Все термины и дефиниции которыми хоть как-то могли формулироваться право, идеология, экономика и.т.д. оказались не просто деформированы, а просто поставлены с ног на голову, обратились в оксюмороны что все вместе что каждый по отдельности. И результат немного предсказуем, ага

Станислав Кукарека