Россия рискует потерять в Украине 25 миллиардов долларов

Верховная рада Украины по просьбе правительства приняла закон, в соответствии с которым исполнительная власть получила право объявлять мораторий на выплату коммерческого долга страны.

Речь, в том числе, идет о долге в 3 миллиарда долларов перед Российской Федерацией, который образовался после покупки украинских долговых бумаг на средства Фонда национального благосостояния в последние месяцы пребывания у власти Виктора Януковича. Этот закон вызвал жесткую реакцию со стороны российских властей. Министр Финансов Антон Силуанов расценил это как фактическое объявление дефолта и пригрозил подать на Украину в суд, если в июне в Россию не поступит очередной платеж на 75 миллионов долларов в рамках обслуживания этого кредита. В своей обычной манере высказался и Путин: «Странное какое-то заявление. Объявлять фактически о предстоящем дефолте — это, ну так, уровень ответственности, профессионализма, конечно, судя по всему, невысокий, несмотря на то, что страну поставили под внешнее управление».

При этом следует учитывать, что принятый Радой закон – мера в значительной степени вынужденная. Для получения очередного транша от МВФ Украина должна договориться о реструктуризации с держателями коммерческого долга. При этом единственный кредитор, который от каких бы то ни было переговоров о реструктуризации отказывается – российские власти.

Отказ России от участия в переговорах о реструктуризации украинского долга свидетельствует о том, что Кремль по-прежнему заинтересован в дестабилизации ситуации на территории Украины. Фактически вынуждая Киев объявить дефолт, Москва в очередной раз приносит экономические интересы страны в жертву имперской политике. Понятно, что в случае дефолта ни у российского правительства, ни у российских госбанков нет ни одного шанса получить с Украины хоть что-то. И в этой ситуации только прямые потери российского бюджета (который вынужден будет в очередной раз компенсировать госбанкам их потери) составят 25-30 миллиардов совсем не лишних в нынешних российских обстоятельствах долларов. У украинской стороны есть все основания ссылаться на форс-мажорные обстоятельства – потерю изрядной части территории, которая была аннексирована именно Россией.

Да и ситуация на Юго-Востоке Украины – вполне себе форс-мажор, а регулярно возникающие свидетельства участия российских военных в конфликте не оставляют сомнений, кто именно является источником этого форс-мажора. Так что максимум, что Медведев, грозящий Киеву судом, может получить – встречный иск на сумму, которая на порядок будет превышать российские претензии.  При этом даже если Кремль все же добьется своего и украинский экономический кризис перерастет в политический, последствия и вовсе могут оказаться катастрофическими, вроде начала полномасштабной гражданской войны на всей территории Украины или прихода к власти гораздо более радикально настроенных антироссийских политиков.

Поджечь соседу дом, а после активно подливать масла в огонь в надежде под шумок перетащить в свою хату что-нибудь ценное – далеко не самая мудрая стратегия, даже если ты принял все меры противопожарной безопасности на своей территории. Хотя бы потому, что эта стратегия может вызвать законное недовольство и противодействие со стороны других соседей. «Принципиальная» позиция России по вопросу реструктуризации украинского долга для Евросоюза – серьезная «головная боль», которая именно сейчас европейцам особенно некстати. Они со своими греками-то никак разобраться не могут, а тут еще Украиной приходится заниматься.

Максим Блант