Во всех странах существует одна причина формирования криминальных организаций

Отдельной страницей нашей новейшей истории есть пресловутые “лихие 90-е”. И до сих пор их часто любят вспоминать, и в немалой мере до сих пор теми воспоминаниями подкармливают тучную ниву этатизма.

Мол если государство ослабеет – то тут немедленно бандиты возобладают и всем нам будет очень худо. Прекрасный тезис. Но весьма лукавый.

Вот прямо сегодня несколько раз в совсем разных обсуждениях с разными людьми так или иначе всплывала тема “бандюков”, или иначе говоря “авторитетов”. И слово это про “авторитет” – оно тут явно не случайно. Да, в период всевозможной смуты, когда-либо совсем не работают “нормальные общественные механизмы”, либо работают как то совсем не так как надо – по сути неизбежно появление “авторитетов”, и тут уже не важно кто это будет, бандит Солоха или Мартин Лютер Кинг, или просто Лютер. Вопрос как раз в “авторитете”, но следует таки отметить что разница между “моральным” авторитетом и “криминальным” существует. И она значительна…

Однако давайте разберемся что такое вообще “авторитет”. Это в первую очередь лицо дееспособное. Тот кто может себе позволить иметь нечто, будь то убеждения, деньги или даже тупая физическая сила. И, как правило, тот “авторитет” базируется в большинстве случаев на некоей организации. В том числе и криминальной (как вариант). Ибо организация и дает ему ту самую дееспособность. Одиночки крайне редко выживают в амплуа “авторитета”, и не только в криминальном мире, но даже в научном, где термин “авторитет” кстати тоже в ходу. Криминальные авторитеты порождаются криминальными организациями (и наоборот), но для того необходимы некие условия.

Условия в которых формируются криминальные организации (и авторитеты) это на самом деле вовсе не анархия, как нас часто пытаются убедить, а с точностью до наоборот. К возникновению криминальных организаций (и лидеров, АКА авторитетов) приводит как раз деспотия. “Сильная рука”. Так было с Робин Гудом (и шерифом Шервуда), так было с сицилийской мафией, и так было даже со всякими Аль-Капоне, ибо мафия в США появилась всерьез именно в годы сухого закона, в эпоху ограничений права. Хотя там не один только “сухой закон” был и Рузвелиада – это отдельно интересная страница истории которой мы совсем не знаем.

Как и почему это происходит? А очень просто. Когда власть (та или иная) совсем уж отрицает свободы и права и с ними борется, то население попросту теряет дееспособность. А сохранить дееспособность способен лишь тот кто эти правила, законы и прочее игнорирует сознательно, и вот тогда он собственно становится “авторитетом”. Человеком более дееспособным чем основная масса населения. И тогда к нему так или иначе тянуться люди, кто из желания попасть в банду, а кто за например защитой, судом, за ссудой или иными подобными услугами. Тянутся те кто не может решить своих проблем самостоятельно, а предлагаемые государством пути им недоступны или совершенно неэффективны. Авторитеты превращаются в ту или иную альтернативу государству.

Причиной возникновения криминальных, религиозных, идеологических и прочих “неформальных организаций” и одноименных авторитетов – есть недееспособность собственно “официальных органов” будь то церковь, правосудие или государство в целом. Американский суд, сенат и Президент не смогли (или не захотели) защитить законное право американцев бухать бухло. И тут на помощь им пришла мафия. И там не только ведь бухло, там много чего было от проституции и тотализатора до профсоюзных разборок и коммунальных подрядов на вывоз мусора. История каких нибудь триад китайских или якудзы и.т.д. Это исторический факт. И всякие Лютеры с Кальвинами были в некоторой степени ответом на недееспособность католической церкви что явно не тем чем-то занимались в то время, и Ганди с Кигнами и даже Роза Паркс. Это типичная реакция на перетягивание гаек или тем более на их срыв.

Так вот если вернуться в наши палестины – тот самый разгул бандюганов был прямой (и в целом – неизбежной) реакцией общества на глубокую недееспособность той еще совковой правовой (в целом, а не только правоохранительной) системы, которая не только не могла, но даже и не собиралась регулировать никаких имущественных и тем более “коммерческих” отношений. Просто взяв их и все оптом запретив. И началось это еще задолго до перестройки и “либерализации”, примерно те же функции те самые бандиты выполняли и ранее, еще при “теневой экономике” совка. При тех самых “барыгах”. Да, в 90-е годы сильно расширился рынок, и там появились не только “воры в законе” но и всилякие спортсмены, афганцы, сами собственно менты и кого там только не было. Это подробности сюжета уже, техника, но она вовсе не отменяет принципа. Эти люди могли “решить вопросы”, а все остальные – не могли. А государство даже не пыталось, ибо вообще не признавала там никаких прав, не говоря об их защите. Вот так и возникает бандюганское засилье.

Я не хочу идеализировать тех процессов, там было много всяких эксцессов, трупов и в жопе паяльников. Но я хочу заметить что процессы те были вполне логичны, закономерны и даже где-то неизбежны. А фоном для них было что? Вот именно что “сильная держава”, и даже чрезмерно сильная, какой и был совок. И те негаразды ведь произошли именно в той сфере где совок был особенно силен, то есть “брал на себя” совсем уж много. Именно в сфере имущественных отношений и предпринимательства. Да, были тогда вспышки и просто “уличной преступности”, гоп-стопа всякого, краж, на половой почве, но это не было там мейнстримом, не оно определило лицо эпохи. Да, стреляли, но стреляли они все же друг друга (по большей части) а вовсе не пересичного лоха. То есть в остальных сферах там не было просто ничего такого что не укладывалось бы так или иначе в просто статистику, особенно с учетом полного упадка собственно ментов, как регулярной правоохранительной структуры. Скажу больше, даже те “авторитеты” и “серьезные бандиты” и сами внесли вклад определенный в борьбу с неорганизованной преступностью, они “порядок блюди” тоже, хотя и весьма специфическими своими методами.

Итого кратко резюмируя хочу заметить что предпосылками к “развитому бандитизму” является вовсе не “слабость державы” а напротив, ее “чрезмерная сила”, и попросту бесправие граждан, банальная их недееспособность. Ситуацией когда единственным путем дееспособность эту сохранить – является сознательный вызов закону. Вот именно так это происходит, и никак иначе. Все с точностью до наоборот


Загрузка...