Украина является самой горячей точкой на европейской карте

По законам гибридной войны

День Победы прошел, и большинство украинских проблем не исчезли, словно по мановению волшебной палочки. Наша страна продолжает оставаться в эпицентре гибридной войны, развязанной против Украины государством, с которым до последнего времени были самые продвинутые двусторонние отношения.
Гол в свои ворота
После окончания Второй мировой не только в Украине, но и на всем постсоветском пространстве в обиходе бытовало выражение «Лишь бы не было войны – остальное переживем». Кровавые события 1939 – 1945 годов оставили неизгладимый след в сознании жителей постсоветского пространства. Украине удалось сохранять мирный характер своего развития едва ли не дольше других бывших республик СССР, до начала 2014-го, но уже больше года наша страна является самой горячей точкой на европейской карте.
Было бы абсолютным упрощением свалить всю вину за случившееся на команду Виктора Януковича, хотя он сделал немало для превращения Украины в территорию монопольного влияния Российской Федерации. Парадокс ситуации заключается в том, что президентские полномочия Януковича были расширены осенью 2010-го. Это не помешало Кремлю интенсивно наполнять своими агентами влияния его окружение и подталкивать к принятию решений, спровоцировавших глубочайший кризис во всех сферах жизни нашего государства. Отмечу, что во время событий на Евромайдане неизвестная «третья сила» проявлялась в самые драматические моменты, минимизируя возможности для примирения власти и оппозиции.
Украина получила после распада Советского Союза не только независимость, но и выгодные стартовые условия – выгодное географическое положение, мощную промышленность, пусть и работавшую преимущественно на оборонно-промышленный комплекс, четверть всех мировых черноземов. Но больше 20 лет украинские политики, оказывавшиеся на вершине Олимпа, если и начинали реформирование экономических и политических отношений, то под давлением обстоятельств. В погоне за эфемерной социальной стабильностью наша страна отказывалась от проведения реформ даже в благоприятных условиях. В итоге мы получили государство с неэффективной системой управления, засильем олигархов и самой низкой на сегодня зарплатой на континенте. Говоря футбольным языком, в решающий момент финального матча украинские власть имущие забили гол в собственные ворота.
Чем провинилась Украина?
Для российской элиты в отношении Украины с начала 90-х работает формула «временно потерянной территории», однако во время правления Ельцина серьезных усилий для возвращения нашей страны в сферу влияния Кремля предпринято не было. Более того – в мае 1997 года был подписан Большой договор о дружбе и сотрудничестве, которым стороны признали государственные границы друг друга. Напоминаю об этом для тех, кто формально подходит к Будапештскому меморандуму – документу, которым ядерные государства гарантировали Украине суверенитет и независимость после ее отказа от третьего по величине ядерного арсенала в мире.
Российско-украинские отношения испортились не в одночасье. Заявление Путина о том, что решение об аннексии Крыма было принято после прихода к власти националистов в Киеве – всего лишь хорошая мина при плохой игре. Кремль после прихода к власти Путина (период его пребывания в качестве премьера никого не должен вводить в заблуждение, он оставался национальным лидером) взял курс на «приручение Украины», без которой, как отметил еще в начале 90-х американский политолог Збигнев Бжезинский, восстановление имперского величия России невозможно. Для достижения цели были пущены немалые средства, получаемые от продажи энергоресурсов.
Первой проверкой Украины на прочность стали события вокруг острова Коса Тузла в Азовском море осенью 2003 года. Уже тогда в качестве украиноненавистников проявили себя тогдашние лидеры партии «Родина», а сегодня – приближенные Владимира Путина Сергей Глазьев и Дмитрий Рогозин. Но Украина дала отпор, и Кремлю пришлось искать новые подходы к расширению своего влияния в нашей стране. Среди них – активное участие российских политтехнологов в президентской кампании 2004 года в Украине на стороне Виктора Януковича, ознаменовавшееся активным использованием тезиса о «стране трех сортов».
Не столько победа Виктора Ющенко в президентской гонке, быстро девальвировавшая по ряду объективных и субъективных причин, сколько сам оранжевый Майдан серьезно напугал Владимира Путина и российское руководство. Поэтому там на государственном уровне начали формировать образ Украины как failed state – несостоявшегося государства и ненадежного партнера, с которым лучше не иметь дела. Этому послужили и российско-украинские газовые войны 2006 и 2009 годов, и провокации в Крыму с захватом объектов береговой инфраструктуры подразделениями Черноморского флота, и умелая дискредитация украинской действительности российскими телеканалами. Наряду с этим Россия продолжала перетягивать к себе привлекательные моменты из общей, а то и украинской истории и культуры.
С приходом Виктора Януковича к власти Харьковскими соглашениями оперативно было продлено пребывание Черноморского флота РФ на украинской территории до 2042 года, началось наступление на позиции украинского языка как единственного государственного, а на руководящих должностях в Минобороны и СБУ появились недавние российские граждане. Виктор Федорович был для Кремля очень удобным партнером, но его геополитические шараханья в итоге привели к Евромайдану, который РФ использовала в собственных целях. Практически сразу после его бегства Россия начала захват Крыма, заставший новую украинскую власть врасплох. Следующим шагом стало разжигание конфликта на Донбассе, где ранее никогда не было сколько-нибудь сепаратистских настроений.
Причин гибридной войны России против Украины несколько. Во-первых, только наша страна по своему потенциалу способна конкурировать с Россией за лидерство на постсоветском пространстве. Пусть не сегодня, в обозримом будущем, но демократическая Украина могла представлять угрозу для авторитарной России. Во-вторых, высокие цены на нефть, на которых зиждется благополучие миллионов россиян, не могут сохраняться вечно, а инструмент маленькой победоносной войны для сохранения популярности власти никто не отменял. В-третьих, если РФ сможет подчинить своему влиянию Украину, это окажет деморализующее влияние на другие государства Восточной Европы.
На фронтах гибридной войны
Хотя на Донбассе идут довольно активные боевые действия, жертвами которых стали тысячи человек, а сотни тысяч местных жителей были вынуждены покинуть родные дома, гибридная война – это не война за территории. Она стала попыткой навязать жителям страны, ставшей жертвой агрессии, панику и неверие в собственные силы. Стремление расшатать ситуацию изнутри, деморализовать противника – ключевое в гибридной войне, ему и подчинены боевые действия. Их страшные подробности – смерти, страдания беженцев, пытки военнопленных – становятся инструментами воздействия на умы граждан. Информационное поле Украины было не приспособлено для защиты от агрессии в нем, да и сегодня наши сограждане зачастую доверяют откровениям боевиков, а не официальной позиции руководства страны.
О том, насколько важной является информационная составляющая, свидетельствуют несколько фактов. С начала аннексии Крыма к кампании по дезинформации подключились государственные российские СМИ. Их совместными усилиями с частными информационными холдингами украинцы буквально за несколько месяцев из братского народа превратились во второго после американцев врага России. Можно только представить силу и согласованность информационного воздействия, если оно способно разворачивать общественные настроения столь кардинальным образом.
Фронтами гибридной войны можно назвать и энергетическое противостояние, проявляющееся в газовой сфере, и «битву за историю», в которой события давно минувших дней проецируются на современность, и лоббистские усилия по поддержке России/Украины в мире. Надо откровенно признать, что в последнем компоненте наша страна сильно отстает, поскольку сеть прокремлевских лоббистов работает в Европе в наступательном ключе уже не первый год.
Противостояние России и Украины – это не только схватка двух постсоветских республик, но и поединок крупнейшей в мире страны с самым большим по площади государством Европы. Неудивительно, что за последний год интерес к событиям на Донбассе серьезно вырос, а страны Запада были вынуждены ввести санкции против России. Путин, как отмечают российские эксперты, полон уверенности, что в степях Донбасса воюет с американским влиянием и стремлением «одернуть Россию».
Рецепт успеха на поверхности
Залогом успеха в критической ситуации для Украины является способность к изменениям. Наша страна слишком долго имитировала бурную деятельность в вопросе реформ, что и привело к атрофии ее государственных институтов. Весной и летом прошлого года Украину от позора поражения в прямом смысле этого слова спасли волонтеры – преимущественно представители среднего класса, решившие, что украинская государственность представляет собой их достояние и ценность.
Россия определенно рассчитывала, что наша страна рухнет после сдвоенного удара в Крыму и на Донбассе. Этого не случилось. Но затяжное противостояние с государством, обладающим огромной армией и ядерным оружием, для Украины является опасным, поскольку лишает нашу страну возможности для развития. Победой в гибридной войне для украинцев станут реальные изменения во внутренней жизни страны. Подлинная, а не имитационная борьба с коррупцией, деолигархизация наряду с созданием условий для становления и развития среднего класса, продвижение в массы национальной идеи построения успешного государства – все эти идеи лежат на поверхности, но пока так и не реализовано. Но на этот раз Украине предстоит либо измениться и победить, либо готовиться к усыханию своей территории и собственному окончательному превращению в объект мировой политики.

Евгений Магда