Россияне массово скупают йод, вино и сало

Жители Ленобласти перестали верить Путину и скупают йод, вино и сало.

Авария есть авария, да еще на самой старой станции — так что поступают они правильно. Впрочем, после настолько неудачной пресс-конференции (“царь” выглядел старым, больным и путающимся в устаревших данных — в общем, “ненастоящим”), такой поворот — не удивителен. Профессиональным лжецам известно, почему именно надо придерживаться одной и выверенной версии. Настоящие изучения общественного мнения (их в России, к примеру, проводит Соловей) тоже зафиксировали пик поддержки Путина несколько месяцев назад, но с тех пор происходило лишь постепенное скатывание с этого пика.Теперь процесс утраты доверия пошел вперед очень быстро, он разгоняется. Ком проблем нарастает, как лавина (из этой серии и авария на ЛАЭС), черные лебеди с шумом приземляются на берегах кооператива “Озеро”.Мало кто обращает внимание на расширение акций бюджетников в Забайкалье, на мелькающие сообщения о росте задолженности по заработной плате. А ведь такого в России не было с 1998 года (в статистической картине она скатилась к 2005-6 гг., у нас, кстати тоже происходил такой процесс в 2014-м, а в топографии рисков — к 1997-9 гг.). А денег-то взять и неоткуда. В итоге, они будут просто напечатаны, конечно, но это страшный шаг — инфляция высока и сегодня, а с учетом того, что Москве для временного смягчения трудностей надо дополнительно напечатать 3 триллиона рублей (на $44 млрд, или 25,1% валютного резерва, или 60,9% ФНБ или 74% Резфонда), к осени она станет галопирующей. При этом мы умышленно оставляем за кадром проблему выплат по валовому внешнему долгу — российские корпорации, принадлежащие чиновничьей ОПГ Путина еще в 2008-9 гг. переложили все свои проблемы на плечи казны. Поэтому уже весной Россия попытается продать серьезный пакет акций “Роснефти”, только в контексте проблем этот шаг не выглядит как приватизация. Единственный заинтересовавшийся инвестор — из Китая. А последние два года, пусть и очень скупо, но Китай выделял небольшие средства на решение сиюминутных проблем Кремля. Поэтому, скорее всего, россияне просто отдают этот пакет прав за долги. Тем более, что весь мир читает нашумевшую публикацию “Синьхуа”, в которой дан анализ происходящего в России, а в выводе сказано: страна в абсолютном тупике, ее реальный сектор уничтожен, а при сохранении нынешней политики — ускорение деградации с катастрофическими последствиями, причем в плане сроков и двух лет дать нельзя. Когда в своих оценках совпадают и Запад, и Восток, и адвокаты, и коллекторы — риск ошибки сведен к минимуму. Главная тайна Путина состоит в том, что никаких внутренних резервов у его режима нет. Конечно, еще можно закрыть границы на выезд и въезд, можно сбросить ядерную бомбу на одну из сирийских провинций, можно попытаться реализовать модель Глазьева (Иран времен пика санкций, какая-то андроповщина с сохранением частной собственности), можно даже послать армию в Ливию, Ирак и Йемен. Все это в лучшем случае замедлит наступление неизбежного, оставляя ситуацию в ее нынешнем, медленно ползущем к обрыву состоянии. Но и здесь — невыполнение Россией Минских соглашений с 1 января поставит вопрос о новом ассортименте санкций, как минимум американских (когда до того же Керри дойдет, в каком именно свете подается его визит в РФ, даже он солидаризируется с республиканцами). Странное свечение в лесах, выходящих на Финский залив, мигающая от крымских перепадов кремлевская елка, уходящие к иранской границе группки русских дезертиров из разбитой армии Асада, хоровод облезлых дикарей в развалинах Донецка, наконец, опухшее лицо Путина, запинаясь, выдающее в эфир небылицы о росте производства пармезана в Магадане — все это слайды диафильма о последних месяцах российской войны с глобализацией. Но в темном зале вместо воплей ужаса давно звучат смешки, а проектор перегрелся.

Максим Михайленко


Загрузка...