Газпром "теряет" Европу

Глава Газпрома Алексей Миллер на специально для этого созванной конференции в Берлине озвучил новую стратегию российской газовой монополии.

Из европейской она превращается в евразийскую. Никого принуждать покупать российский газ Газпром больше не будет. Не будет инвестировать в европейские газотранспортные сети. “Турецкий поток” доставит газ до турецко-греческого хаба, а там, если европейцы озаботятся постройкой газотранспортных сетей к этому хабу, будут пользоваться российским газом. Если же нет, все уйдет в Китай. Что же до основного маршрута транзита российского газа в Европу – украинского, то с 2019 года он будет закрыт. Об этом объявил глава российского Минэнерго Александр Новак.

Газпром же сосредоточится на строительстве и наполнении газопровода «Сила Сибири», по которому газ будет поставляться в Китай. Именно азиатские рынки в среднесрочной перспективе, по мнению Миллера, будут основными в формировании газовых цен, в том числе и для Европы. В ходе конференции прозвучало довольно много жестких, на грани ультиматума заявления. Да и окончил свою речь Миллер фактически в ультимативной форме: «Европа должна дать четкий и ясный ответ — нужна ли ей эта ресурсная база или нет».

Газпром всегда использовался российскими властями как дипломатическое оружие, а газовый вентиль – как “последний аргумент” во взаимоотношениях с Европой и республиками бывшего СССР. Главным транзитером российского газа в Европу традиционно была Украина, однако после победы первой “оранжевой революции” было принято стратегическое решение о строительстве двух трубопроводов в обход Украины. В “Северный поток” и “Южный поток” были вложены десятки миллиардов долларов. Северный маршрут, проложенный по дну Балтийского моря, заработал на полную мощность. Однако южный маршрут – по дну Черного моря – натолкнулся на противодействие со стороны европейских властей, обеспокоенных слишком высокой долей Газпрома на европейском рынке и слишком высокой зависимостью европейского рынка от российской газовой монополии. Слишком часто вспыхивают «газовые войны» с участием российской компании. Причем далеко не всегда эти «войны» остаются без последствий для Европы. Отсюда и европейская стратегия, цель которой демонополизировать европейский рынок, сделать его равнодоступным для всех поставщиков газа, существенно снизить долю российского монополиста и, соответственно, зависимость от него.

В последние годы поставки российского газа в Европу неуклонно снижаются. И недоумение европейцев по поводу необходимости реализации еще одного весьма дорогостоящего газотранспортного проекта в условиях, когда и существующие мощности загружены все меньше, вполне объяснимо. Программа, направленная на диверсификацию поставок энергоносителей в Европу, действует уже несколько лет. Так что «ультиматум» Газпрома – это лишь признание того факта, что в обозримом будущем он окончательно лишится статуса монополиста на европейском рынке. За четыре года, которые отведены Россией на отказ от украинского транзита, Европа найдет альтернативных поставщиков, а Газпром достроит трубу в Китай. Речь фактически идет об относительно цивилизованном разводе, инициатором которого, кстати, изначально выступила именно Европа.

На доходах корпорации это, возможно, скажется далеко не лучшим образом. Масштабные поставки в Китай, в лучшем случае, окупят инвестиции в «Силу Сибири». А уж о том, чтобы во взаимоотношениях с Китаем поигрывать газовым вентилем на политических переговорах, не может быть и речи. Так что Газпром перестает быть дипломатическим оружием Кремля. И корпорации, которая не будет (поскольку просто не сможет) больше преследовать государственные политические цели, это пойдет только на пользу. Отказ от политических функций сыграет на руку акционерам. Да и бюджет только выиграет. Уровень налоговой нагрузки на монополию можно будет наконец довести до уровня налогообложения нефтяного сектора, и Газпром начнет платить на общих основаниях. Да и на российской внешней политике лишение Кремля “газовой дубины” должно сказаться благотворно.

Максим Блант