Порошенко стал воплощением своего электората

Когда в мае прошлого года, Петро усердно заливал коллективную электоральную глотку патокой предвыборных обещаний, я пропускал их мимо сознания.

Во-первых, большинство из них противоречило исторической данности.

Во-вторых, он говорил именно то, что хотело слышать большинство, а это всегда первый признак того, что тебя хотят наебать.

В-третьих, я понимал, что не стоит доверять обещаниям человека, который торгует диабетом.

***
За истекший год президентства Петра я получил 365 железобетонных доказательств своей правоты. Ничего из обещанного не случилось.

Преступления против Майдана остались нераскрытыми. Никто не сел, а тем, кто должен был, были созданы все условия для бегства.

АТО, которое обещалось играючи прекратить за 2 недели, переросло в полномасштабную войну.

Денежный дождь не пролился на наших солдат – большую часть вопросов снабжения, начиная с первых дней войны, решают волонтёры, на просьбы и замечания которых кладётся увесистый генштабовский хуй.

О безвизовом режиме с ЕС, гарантированном будущим гарантом с 1 января с.г., легче всего судить по очередям возле посольств и визовых центров.

Обещание контрактной армии смыла уже пятая по счёту волна мобилизации. Генштаб, по горлышко набитый советскими генералами, все более неспешно выдаёт передовой разрешения на ответный огонь по русским.

Бизнес Петра до сих пор при нём то ли ввиду нерасторопности алчных Ротшильдов, то ли неудачной конъюнктуры рынка, то ли элементарной жабы.

Кроме того, время не стоит на месте и постоянно подбрасывает новые вопросы, ответы на которые, нужно полагать, ожидать не стоит.

Здесь и Ярема с Шокиным, играющие любые роли, кроме роли прокуроров. Здесь и мимолётное 28-часовое рандеву с Фирташем в Вене. Здесь и блядский блок в парламенте во главе с Лёвочкиным, Бойко, Добкиным и прочими государственными преступниками. Здесь и по-прежнему неприкосновенный “любий друг” Мартыненко.

О том, что русский бизнес цветёт и пахнет в Украине, активы семьи Завгара находятся в еще большей безопасности, чем, собственно, при Завгаре, я даже не стану упоминать. Как о судебной реформе, о люстрации, о бесконечных скандалах в коалиции etc.

В любой демократической стране любой из перечисленных проёбов явился бы основанием для импичмента. Но только не у нас.

Дело в том, что у нас нет закона об импичменте только потому, что молодых парламентских пассионариев куда больше беспокоят гей-парады и межолигархические замесы, чем создание механизма контроля над президентом. И это – в парламентско-президентской республике.

***
Когда к власти пришёл Янукович, всем вменяемым людям изначально было понятно, что эта тупая енакиевская свинья закончит плохо. Однако сам факт избрания зека на пост президента стало возможным в результате внутриполитических процессов, абсолютно тождественных тем, что происходят сейчас.

Янукович стал гротескным олицетворением его избирателя, а золотой батон стал метафорой пика из совместных чаяний и устремлений.

Как бы печально это ни звучало, но Петро – точно такое же зеркало украинской реальности, как и его предшественник.

Да и с метафорами особых трансформаций, увы, не произошло.

Сергей Иванов