Уровень бедности в России растёт беспрецедентными темпами

По результатам первого полугодия в России за чертой бедности оказалось более 21 миллиона россиян. Доходы ниже прожиточного минимума зафиксированы Росстатом у 15,1% граждан страны, что на два процентных пункта выше, чем за тот же период 2014 года, когда бедных в России было 13,1% населения. За год черту переступило 2,8 миллиона человек. Это, впрочем, не означает, что остальные 85% населения не испытывают проблем с деньгами. Согласно данным последнего опроса «Левада-центра», почти две трети россиян – 69% населения – начали экономить на еде и предметах первой необходимости.

Главная причина роста уровня бедности – падение реальных доходов населения. Этот показатель бьет рекорды – как по абсолютным показателям, так и по длительности. Началось их снижение еще в прошлом году, и к августу они падали уже 9 месяцев подряд – впервые с 1999 года. Снижение с октября 2014 по август 2015 превысило 9%. Вызванная девальвацией рубля высокая инфляция стремительно обесценивает зарплаты, пенсии и социальные пособия. Свою лепту в удорожание продуктов внесли и «антисанкции». К исходу первого полугодия нынешнего года прожиточный минимум был на 22% выше, чем в тот же период прошлого года, подскочив с 8192 до 10017 рублей на человека.

Обращает на себя внимание тот факт, что опубликованные Росстатом данные ограничиваются июнем – относительно благополучным периодом, когда нефть и рубль всю весну демонстрировали рост, а инфляция замедлилась. События минувшего августа заставляют предположить, что результаты третьего квартала окажутся куда как более пессимистичными. Уровень официальной бедности продолжит расти беспрецедентными для России 21 века темпами. И продолжится это до тех пор, пока нефть снова не начнет расти.

Интересно, что в нынешней ситуации действия правительства разительно отличаются от того, что предпринималось во время кризиса 2008-2009 годов. Прежняя тактика делала ставку на то, чтобы максимально смягчить именно для самых незащищенных слоев населения последствия кризиса. Пенсии и социальные пособия росли опережающими темпами, что внесло свою лепту в последующее восстановление за счет стимулирования платежеспособного спроса. Эти действия вызывали довольно много критики, поскольку государство взяло на себя слишком высокие обязательства, а платежеспособный спрос удовлетворялся в значительной степени за счет импорта.

Теперь же ставка была сделана не на рыночный механизм – стимулирование спроса, – а на госинвестиции, импортозамещение и военные расходы. Импорт перекрыли, но резкое падение платежеспособного спроса нивелировало все преимущества «отечественного производителя, а довершила дело «запретительная» ставка рефинансирования, делающая частные инвестиции в российский реальный сектор экономики практически невозможными. В результате в структуре доходов населения доходы от предпринимательской деятельности снизились до минимума – 7,8%, что вдвое ниже (15,4%), чем в 2000 году, когда Путин пришел к власти, а либеральные реформы в стране не только не сворачивались, но даже еще не начинались.

Снижение уровня жизни в стране постепенно девальвирует эйфорию, накрывшую население страны после аннексии Крыма. По данным ВЦИОМа, общий индекс оптимизма с исторического максимума в минус 4%, зафиксированного в начале 2014 г., спустя год рухнул до минус 60% и сейчас находится на уровне кризисного 2009 года. И если ситуация продолжит ухудшаться, Путин может вспомнить о своем советнике Сергее Глазьеве, который давно предлагает зафиксировать цены и запретить доллар. Меры эти, особенно первая, будут вполне популярны. А экономическую катастрофу, которая за этим последует, можно будет списать на козни «либералов», которых к тому времени из правительства вычистят.

Максим Блант