Зеленский не сможет перевоплотиться в президента по-настоящему

0
187

Много наслышан об интервью Зеленского Гордону.
Посмотрел. Послушал.

Я не фанат 95-го квартала. Совсем-совсем не фанат. Но взялся просмотреть интервью с интересом, так как очень давно имел знакомство с Владимиром Зеленским. (он еще не был звездой и после КВН только начинал карьеру в Украине).
Тогда Владимир показался мне очень толковым молодым человеком (я старше на десять лет). В том разговоре (об одном телепроекте) он не шутил и не пытался понравиться (чем и понравился). Мыслил ясно, четко, загадывая на шаг, а то и на два вперед.

И вот, 2018-й год. Владимир Зеленский – кандидат с высоким рейтингом.
Я же работаю в системе политических технологий.
Жму на стрелочку Ю-ТЮБА и побаиваюсь встретить Зеленского времён той встречи, когда он мне понравился. (Ну, не должен политтехнолог симпатизировать конкуренту!!!).

Разговор с Гордоном начался с воспоминаний о детстве. Люблю этот жанр.

Совсем недавно мне вместе с Андреем Лозовым и Ярославой Пугачовой довелось побывать на пьесе Гарика Корогодского «Эффект Ба».
Мне нравятся его ностальгические тексты о старом Киеве. (Мы почти ровесники. Волей-неволей сравниваешь воспоминания). Однако с первых минут моноспектакля Марку Викторовичу жутко захотелось по-английски свалить, однако удержали друзья да фляга с виски.
Дело в том, что артист Вертинский принялся нарочито играть еврея.

Я много встречал в жизни евреев, но очень редко встречал евреев, которые говорят языком кинематографических евреев.
Исчез довольно милый непретенциозный текст. На сцене остался немолодой кривляка, пытающийся насмешить меня коверканьем слов и характерной мимикой.

Так вот. С первых минут интервью кандидат в президенты Украины Зеленский начал играть в трогательного еврейского мальчика, который поначалу оказался в Монголии, потом в Кривом Рогу, потом занялся борьбой и штангой.
Миленько.
Совершенно неожиданно, уважаемый мной журналист Гордон, стал подыгрывать этому. За несколько минут, обычно невозмутимый человек с египетским лицом, вдруг из загадочного кота породы сфинкс также превратился в подольского мальчика со скрипочкой.
Интервью ведущего журналиста с потенциальным президентом превратилось в переброску шуточками из кино про евреев начала 90-х.

Во втором отделении пьесы Гарика Корогодского голосовые связки артиста Вертинского устали от орфоэпического насилия, и лицевые мускулы устали делать опущенный подбородок и выпученные глаза. Он перестал играть и просто читал.
В сценическое действо вернулся недурной текст.

А вот в интервью Гордона не случилось второго акта. А Марк Викторович его ждал.
Ждал драматургического поворота.
Вот-вот, клоун снимет маску, а под ней цепкий взгляд, и шутовской говорок куда-то испарится, а взамен его появится объем мышления, четкость фраз. И тогда бы я хлопнул себя по лбу и восхищенно сказал, – «Под маской агнца скрывался мерзкий крокодил».
Однако, не случилось.
Толи пьеса такого поворота не предусматривала, то ли белила и румяна намертво въелись в кожу…

«Слуга народа» может ответить на жалобы измученной старухи – «Таки-да», или всплеснув ладошами воскликнуть, – «Ойц!!!».
«Слуга народа» может при известии об очередном взрыве на артскладах провыть «Боже ж мой».
«Слуга народа» может пофиглярничать не только перед Масляковым, а и перед Меркель, Си Цзинпином или Трампом.

А вот «Президент», на мой взгляд, НЕТ.

Так он станет другим.
А почему ж он не стал другим на программном интервью?

P.S
А, может, я просто не люблю юмористов.

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here