30-й бригаде категорически запретили отвечать на обстрелы террористов

Пишу по просьбе бойцов 30й бригады, которые были на расстрелянном 13 сентября блок-посту в районе Луганского. Это рядом с Мироновкой, по дороге на Дебалцьево. Парням обидно, что понеслась волна гневных комментов – мол, аватары… расслабились… и прочая бездоказательная хрень. Хрень, потому что ни один из умников-комментаторов в тот момент на том блок-посту не был.

А было следующее. Было перемирие. Была реальная тишина. Несколько дней ни одного огневого столкновения. Были договоренности реально не стрелять. Световой день, ребята готовились к осени. Утепляли и укрепляли позиции. Воспользовались паузой. Честной паузой, как им казалось. Иллюзиями конечно себя никто не тешил. Но почему я писал, что вопросы к командованию. Потому что если раньше во время перемирия можно было ОТВЕЧАТЬ. То сейчас отвечать нельзя. Строго-настрого. На стрелковое оружие вообще не отвечать, а если что-то тяжелое, запрашивать добро у штаба сектора. На это уходит минимум 5 минут. Примерно столько и длился бой. Понятно, что когда контакт стал на расстоянии ручной гранаты, никто никаких приказов не ждал. А началось все с пули снайпера и смертельного ранения в голову нашего бойца. Работали спецы. Российские. Об этом говорит много факторов. Начиная от пуль, которые выковыривали из жилетов, заканчивая радиообменом. Акцент говорит о многом.

Зачем была нужна эта провокация, можно только догадываться. Но однозначно инспирирована она Москвой. В период очередных мирных переговоров. Россия в очередной раз показала насколько она заинтересована в мирном урегулировании. Это как представьте, что у вас на колене ранка. И кто-то добрый и заботливый советует вам, как эту ранку лечить. И даже предлагает свои мази и бинты. Ранка начинает подживать… И тут этот добряк берет и срывает подсыхавшую корку. Рана снова сочится, а он громче всех кричит – нужно срочно лечить эту рану! И выступает за скорейшее лечение исключительно медикаментозным путем.

Мораль:
1. Нужно быть гибче в плане ответной реакции. Передовым позициям явно не хватает оперативности в принятии решений.
2. Разведка и еще раз разведка.
3. Москва не хочет мира. Она хочет “ни мира ни войны”.
4. Пресс-служба АТО должна своевременно реагировать на подобные ситуации. Об этом факте не было сказано обществу ни слова пока я не написал о нем. Пресс-служба к своему стыду даже поторопилась с опровержением. Позже признала факт, но неуклюже попыталась переместить фокус внимания на то, что “произошло это не 15го”, как будто кто-то утверждал обратное.
5. И давайте не спешить с выводами, не зная ситуации. Ребята сделали, все что могли. “Двухсотых” могло быть не двое, а гораздо больше, если бы не достойный отпор.

Роман Бочкала