Украинская борьба с коррупцией может брать пример с Румынии

Парадокс антикоррупционных структур Румынии в том, что они нахрен никому не были нужны при их создании.

От слова вообще. При чем это говорят и журналисты, и общественники и сами представители этих структур.

Не было никакого социального запроса на борьбу с коррупцией. Даже скорее была уверенность в том, что всё ок, никакой коррупции в Румынии нет. Ну что, взять немного денег из бюджета – коррупция, что ли. “Это что его, в тюрму к преступникам сажать? За бюджетные деньги? Вы с ума сошли? (шутка Чаплинского)”.

Просто Румынии очень хотелось в ЕС. А Брюссель требовал создать что-то по борьбе с коррупцией. Ну и чисто из вежливости Румыны создали ДНА. И слали в Брюссель красиво оформленные диаграммки. Потому что гаишников и прочей шушеры ловилось в избытке (перед сдачей отчета).

Сейчас ДНАшники этот период в рассказах о себе пропускают. Типа “наша структура основана в 2002-м, и вот в 2006 году мы вломили тем, а потом тем” и т.д. Связана активность с 2006 года с назначением министром юстиции тетки-отморозка, которая назначила главой ДНА дядьку-отморозка. И что-то они разошлись настолько, что и само общество во вкус вошло.

Единственно, что повергает в уныние, это рассказы “ну в общем, мы круто включились в работу в 2005 (2006, 2008 – тут много антикоррупционных структур) и уже буквально через 7-8 лет получили первые неплохие результаты”.

Денис Бигус