Следственный комитет РФ вынес обескураживающие выводы по делу Бориса Немцова

Следственный комитет провел все экспертизы, и вот что выяснилось: Бориса Немцова убили из меркантильных побуждений. Подозреваемые, по версии СК, пошли на преступление корысти ради – за 5 миллионов рублей каждому, предложенных “неустановленными лицами”. При этом адвокатам семьи погибшего отказано в переквалификации обвинения на статью, карающую за посягательство на жизнь государственного деятеля. Судить Дадаева и подельников будут за убийство по найму.

Иными словами, обществу предложен идеальный, с точки зрения властей, политический компромисс. Тот самый, к которому призывал Анатолий Чубайс в известной переписке с Жанной Немцовой. А еще раньше в установочном плане подсказывал следователям Путин: “…есть ли заказчики, я пока не знаю”. Могло ведь и не быть, правда же? Зато исполнители пойманы, и этим следует пока довольствоваться.

Нечто подобное мы уже наблюдали в других делах.

Например, в деле об убийстве Дмитрия Холодова. В деле об убийстве Галины Старовойтовой. В деле об убийстве Анны Политковской. Имена заказчиков тогда назывались вслух, но в итоге дважды все свелось к компромиссу, идеальному с точки зрения властей, а подозреваемые в убийстве военного обозревателя “МК” вообще были оправданы. Так что можно говорить о едином стиле рассмотрения всех этих дел. Сперва на уровне следствия. Затем на политическом уровне.

На первых порах (бывает, что довольно долго) следователям не мешают работать – по той хотя бы причине, что властям нередко самим важно узнать, кто заказал преступление. В деле об избиении Олега Кашина эта тенденция тоже проявилась в полной мере. Интересно же, кто из своих оказался таким несдержанным. После, когда любопытство начальников высшего звена удовлетворено, динамичный поначалу процесс приобщения к сокровенным знаниям замедляется – и тут настает время компромиссов. В рамках которых лучший, допустим, министр обороны всех времен и народов вообще выводится из-под удара, а исполнители, предположим, побеждают в суде.

Или их ловят, судят и осуждают почти всех, за исключением заказчика. А потом, спустя полтора с лишним десятилетия, обнаруживается и заказчик, который, кстати, уже отбывает 15-летний срок за иные грехи. Вот его, бывшего ночного губернатора Ленинграда, и назначают типа главным убийцей, что вызывает у отдельных незабывчивых людей естественное недоумение: зачем Кумарину было заказывать убийство Галины Старовойтовой? Однако прошло много лет, сменилось тысячелетие, мало кто чего помнит, кроме родных и близких погибшей, и преступление можно списывать в архив. Хотя истинный заказчик почти наверняка жив и в редкие минуты досуга с интересом почитывает новости про Кумарина и раскрытое убийство.

Если же говорить о прямых совпадениях, то в сюжетах, связанных с Анной Политковской и Борисом Немцовым, они просто пугающие. Киллеры (приговоренные и подозреваемые) из той республики, жителей которой оба погибших защищали как могли от массовых убийств. Журналистскими расследованиями, миллионом подписей, собранных против войны… Понятный вроде и неуязвимый заказчик в роли неустановленного лица. Только границы для следствия на сей раз очерчены более жестко: организаторы тоже вне зоны досягаемости. И такая еще юридическая с виду тонкость, свидетельствующая об истинном отношении Владимира Владимировича к Борису Ефимовичу. Бывший губернатор, министр, первый вице-премьер, член Совбеза, вице-спикер Думы, лидер парламентской фракции, в момент убийства депутат областной Думы, один из самых известных оппозиционеров – он не является для Путина государственным деятелем.

Его убили неизвестно за что.

Другой вопрос, как они выглядят, все эти компромиссы, которые начальство предлагает россиянам. Нет, говорит начальство, точку зрения Рамзана Кадырова, заявлявшего, что Немцова убили неравнодушные читатели “Шарли Эбдо”, мы не поддерживаем. Другие версии, предложенные тем же персонажем и другими шерлоками, утверждающими, что убийство заказали на Украине или в близком окружении застреленного, тоже не приветствуем. Как оставляем на потом и иные версии. Запасайтесь, мол, терпением, а пока ожидайте справедливого суда над сидящими в СИЗО, которые, кстати, все как один отказались от признательных показаний, и в итоге дело может развалиться в суде, как уже бывало. Радуйтесь, если не развалится.

Все это выглядит очень скверно, но когда в стране нет никаких иных властей кроме первой и силовики послушны, и судьи, и депутатский корпус, и гостелеканалы, то на общество плевать. Нет же никакого общества, а только семья погибшего, адвокаты семьи, радиостанция, пара газет и заглушенные сайты в интернете.

Раздолье для убийц, начиная с заказчика, чье имя, к слову сказать, звучит в разных версиях по-разному. Иногда, знаете, такое имя услышишь, что прямо не верится. Кончая организаторами и указанной выше государственной прессой, которая травила Немцова до последнего дня и накануне убийства лепила про него очередное разоблачительное кино. Вот только исполнителям сильно не везет. Исполнителей, как правило, ловят, что должно бы заставить задуматься будущих киллеров, но в батальонах типа “Север” этому не учат. Там учат лишь слепому повиновению, и ежели компромиссная версия стараниями адвокатов семьи начнет рассыпаться в суде, то меркантильность как мотив точно не проканает. Ведь если Дадаев убийца, то он не только ради денег убивал. Боец исполнял приказ.

Вообще суд, несмотря на все старания начальства, обещает быть очень громким. Слишком уж абсурдная версия предложена Кремлем в качестве компромисса, да и следить за процессом будет не только полузадушенный наш социум, но весь мир. Компромисс идеален, но только в совсем уж закрытой стране, где нет ни иностранных корреспондентов, ни профессиональных адвокатов, ни ярких, хоть и изгнанных отовсюду политиков, ни просто нормальных людей, потрясенных чудовищным злодеянием. Они в меньшинстве, но вполне еще в силах отказаться от компромисса и с бескомпромиссной ясностью предъявлять улики, которые не решился обнародовать Следственный комитет.