В СБУ перестали верить украинским корректировщикам

Утреннее. Предпарламентское.

Не знаю откуда мысли рождаются в моей голове. Наверное, потому что я пишу в ней свою книгу.

Звонок из Донецка. Все только еще начиналось.

“Борь, тут парнишка есть один. Ходит блок-посты боевиков срисовывает. Кому инфу передавать?”

“Кому, кому, по качану. Мне откуда знать?”

Он просто кружил по городу, отмечал казармы, базы, расположение “отпускников”. И бился как рыба об лед от собственного бессилия.

Уже потом, гораздо позже, когда наши военные поверили ( не ему, а мне, все-таки замгубернатора ), то с его помощью накрыли много важных координат.

Арест. Попался случайно. Скупал по аптекам лекарства. Боевикам показалось это подозрительным ( если бы знали правду, то замучили бы до смерти ).

Пару месяцев “на подвале”. Пару месяцев “на окопах”.

“Слы, парнишка смышленный. Врач. Пусть п@здует в госпиталь. Нам медперсонала не хватает”.

Он, стиснув зубы, лечил мразей, приведших ад в его родной город.

“Хорош парень, пусть нам в МГБ помогает. Будет бумажки подносить”.

Он. Бумажки. Подносить. Мразям.
Наш украинский корректировщик.

Пару месяцев заходил в самые высокие сепарские кабинеты, пока мрази на обед ходили жрать шашлыки. На память разучивал документы.

Отпросился родственников проведать.
“Своему” выдали пропуск “Без досмотра всем блок-постам”.

Сразу приехал в Днепр. Ко мне. Ему больше некуда было ехать.

Я никогда его не видел раньше. Никогда. Я. Не видел его раньше.

По памяти. Имена, пароли, явки.

Звоню в СБУ. “Нет, Альбертыч не будем с ним встречаться. Он же в МГБ работал. Вдруг перевербован”.

“Жить-то где будешь? Иди в мою с Корбаном гостиницу. Все равно этот бизнес сдох. Поселим в соседний номер с Исой Мунаевым”.

Я то знаю, что он не перевербован.

“А работать куда?”.

“На склад пойдешь к нам в фонд. Лекарства перебирать. Ты же врач. Хоть и бывший”.

“Родители что? Боюсь. Там остались”

Теперь его папа возит народного депутата. Также по-донецки паркуется в Киеве на пешеходных переходах. Но уже иногда. Не все водители черных “Мерседесов” плохие люди. Да и владельцы тоже.

Запомните это, уважаемые сограждане.

Кому рассказать эту историю? Кому?

Или может ходатайствовать о присвоении ему госнаграды? А кто поверит?

Этого человека нет. Он плод моей фантазии.

Мне все это приснилось.

Доброе утро.
Я проснулся и собираюсь на пленарное заседание.

А за окном стоит черный “Мерседес”. С улыбчивым усачом внутри.

Борис Филатов

Загрузка...