Посетителей аннексированного Крыма не пускают в Европу

Мудрость начальственных запретов – тема неисчерпаемая. Оттого и неудивительно, что вместе с Путиным, который вчера похвалил себя, подписавшего закон об иностранных агентах, про эту правовую норму вспомнили многие народные избранники. Кто просто ругался, кто донос в Генпрокуратуру написал, а депутат Сидякин, инициатор закона о подозрительных НКО, потревожил министра юстиции.

Повод у всех имелся один и тот же.

На сайте Общества защиты прав потребителей была опубликована прогремевшая вскоре “Памятка”, в которой соотечественников предостерегали от посещения “оккупированных территорий”. Отвечая на письма граждан, председатель ОЗПП Михаил Аншаков и его коллеги сообщали россиянам, что их ждет после Крыма. В буквальном смысле.

Оказалось, что последствия могут оказаться довольно тяжкими. Некоторым из российских туристов уже отказали в выдаче шенгенских виз – на том основании, что они отдохнули в Корсуни без разрешения, которое, согласно международным законам, надо было получать в украинских ведомствах. Процесс только пошел, но есть основания предполагать, что действие этих личных санкций постепенно будет расширяться.

Кроме того, путешествующим в Крым настоятельно порекомендовали впоследствии воздержаться от посещения Украины. Там их могут покарать как минимум “за въезд с нарушением”. Есть такая норма у них в УК, предусматривающая штраф или арест на 15 суток. Если же в суде будет доказано, что турист посещал полуостров “с целью причинения вреда интересам государства”, то его могут посадить на долгие годы. Отдельный абзац был обращен к россиянам, желающим приобрести какую-нибудь недвижимость в этих временно оккупированных палестинах. Авторы “Памятки” настоятельно советовали соотечественникам так не поступать и “от затеи отказаться”.

Понятное дело, Генпрокуратура скоро обнаружила в тексте “призывы к осуществлению деятельности экстремистского характера”, сайт ОЗПП стахановскими темпами заблокировали, депутаты кинулись ругаться и писать кляузы, а Путин похвалил себя и нижестоящих за мудрость. Да и как было не похвалить? Вот же проявили законотворческую бдительность, приказав потенциальным русофобам обозвать себя “иностранными агентами”, а вот и сайт прихлопнули, потом только зловредную статью, потом опять сайт… Пусть dura lex, но ведь эффективно действует!

Остались, однако, вопросы.

Прежде всего к Владимиру Владимировичу. Он сообщил, что “последняя практика говорит о том, что не напрасно мы ввели это понятие”, то есть оклеймили иностранных агентов. Только данный случай к “понятию” не имеет вообще никакого отношения. Ибо Генпрокуратура возбудилась в рамках другого закона, тоже очень нужного и полезного, но карающего за “публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации”. И поставил заглушку на сайт, исполняя именно эту статью – ч. 2 ст. 280.1 УК РФ. Агенты тут и близко не ночевали.

К слову, уместность применения указанной статьи тоже не вполне очевидна. Михаил Аншаков со товарищи – они ведь к чему призывали россиян? К осторожности при посещении территорий, которые весь мир за редкими исключениями признает, мягко говоря, аннексированными. Авторы “Памятки” уведомляли сограждан о том, что они могут столкнуться с такой дилеммой: или крымнаш – или шенгенская виза. В конце концов турист имеет право знать, куда его не пустят и где посадят. Информировать о подлинной стоимости разнообразных товаров, включая крымскую недвижимость, – прямая обязанность тех, кто взялся защищать потребительские права россиян. При чем же тут “публичные призывы” бог знает к чему? Да, и если словосочетание “иностранный агент”, как утверждало наше начальство, не таит в себе никаких отрицательных коннотаций, то и “оккупированные территории” ни малейших обид прокурорам причинять вроде не должны.

В целом складывается впечатление, что мудрое наше начальство, позапретив все на свете, уже начинает путаться в своих законах, даром что юристы. И когда вышеупомянутый Путин заявляет, что “именно для этого и вводилось понятие “иностранный агент”, чтобы иностранные государства не использовали инструменты подобного рода для вмешательства в наши внутриполитические дела”, то прямо не знаешь, что и подумать. Во-первых, как насчет презумпции невиновности? Что, уже найден тот шпионский камень, под которым лежали инструкции для председателя ОЗПП? Во-вторых, Михаил Аншаков в добровольном порядке назвал себя “агентом” – и кому это в Кремле помогло? Как читали его “Памятку” благодарные россияне – так и читают. Как был Крым оккупированным – так и остался.

Это, кстати, отдельный вопрос: позволено России официальной подставлять своих мирных граждан под санкции или государство тоже, как бы соревнуясь с ОЗПП, должно оповещать отдыхающих о грозящих им визовых и прочих проблемах? Даже если эти проблемы пока не затрагивают всех, кто решил искупаться в Крыму, – не станут же враги отслеживать каждого отпускника (в хорошем смысле)? Впрочем, стараниями Путина, Сидякина и других скандал вокруг отжатого полуострова получился такой громкий, что про “Памятку” узнали все. Как и о том, что Российскому государству плевать на своих потребителей: пусть, мол, дома сидят или греются на крымских лежаках в лучах немеркнущей славы. В общем, мастер-класс по международному праву граждане получили, равно и бесплатную рекламу “Памятке”, сам президент рекламировал, а там уж им самим решать, куда ехать или не ехать. Свобода передвижения в ту или иную сторону – одно из наших неотъемлемых завоеваний.

Мудрость начальственных запретов – тема неисчерпаемая, тем не менее пора как-то закругляться и с ней. Путин подивился своей дальновидности, прокуроры его поддержали, депутаты сели строчить куда надо шумные ябеды: все при деле, все молодцы. Так она и работает – государственная машина, обремененная заботами и законами. Мертвая с виду машина, но состоящая из живых людей, которые нуждаются в постоянном подтверждении собственной правоты. Очередная история с Крымом только укрепляет их в этом сознании, а вселенский позор легко избывается хвалебными речами. Известно же, сам себя не похвалишь – весь день ходишь как оплеванный.