Кремль окутал страх

Болезнь не порок. Если, конечно, ваша болезнь не препятствует исполнению вами важных государственных обязанностей и если вы не пытаетесь намеренно заразить окружающих. Секретарь Совета безопасности Николай Патрушев болен. Он страдает паранойей. Занимая важнейший (по крайней мере, номинально) пост. И вместе со своими коллегами стремится превратить в параноиков всех нас.

Николай Платоныч уверен, что Америка вот буквально только о том и мечтает, чтобы не было такой страны, как Россия. Правда, цитирует при этом Мадлен Олбрайт, приписывая ей слова, которых та никогда не говорила. Слова эти — даже не слова, а мысли — еще десять лет назад приписал ей другой экстравагантный господин, генерал ФСО Ратников. Прочитали мы, говорил Ратников, мысли ее, а в мыслях у Олбрайт хорошего мало. Патологическая ненависть к славянам и зависть к их богатствам. А теперь Патрушев считает глюки Ратникова историческим фактом. Ну, этот как с известным «Планом Даллеса», придуманным писателем Ивановым в книжке «Вечный зов». План этот наши патриоты тоже считают историческим фактом. Или как с «Протоколами сионских мудрецов», которые историческим фактом признал даже какой-то наш суд. Но, в общем, по Патрушеву, выходит, что делать этой Америке совершенно нечего, кроме как мечтать извести нас под корень.

Вы наверняка обращали внимание на подобных людей в жизни — встречали таких на работе, или когда учились, или они числятся у вас в соседях. Это люди, которые считают, что все им завидуют, что все их не любят, что все желают их со свету сжить. Женщины подобного типа уверены, что все завидуют их красоте. Мужчины подобного типа убеждены, что все завидуют их уму. Кстати, граждане эти, как правило, довольно противные. Женщины вовсе не так красивы, как им кажется, а мужчины вовсе не так умны. Эти люди поражены параноидальными комплексами. У них какой-то капитальный сдвиг в голове. Они на самом деле, в душе, подозревают, что вовсе не так привлекательны — потому и бесятся. Они заявляют о своей независимости, о том, что чужое мнение их не волнует, что они живут своим умом. А на самом деле только и ждут, что их оценят, следят за каждым отзывом, замечают абсолютно всё, что о них говорят или пишут. Они жаждут признания окружающего мира, который на словах так презирают и от которого якобы стремятся отгородиться.

Наша страна живет именно как эти люди. Завидуют нам? Чему же здесь завидовать? Мы лучше всех живем? Мы самые богатые и самые здоровые? Мы самые свободные? Мы поражаем мир открытиями и изобретениями? А-а, я понял! У нас много нефти и газа! Вот откуда зависть! Сидят на этом Западе все поголовно — от Обамы до последнего бомжа — и качают головой: как же этим русским свезло, сколько же у них нефти и газа! Надо бы этих русских истребить!

Нам нечего завидовать, увы. Ничем этот мир мы уже давно не поражаем. Разве что спортсмены наши продолжают побеждать на различных соревнованиях. А так, помнят лишь классиков литературы и музыки. Ну и Путина еще знают — как его не знать!

Думаю, штука в том, что этот культ паранойи помогает существовать дальше и начальству, и обывателям. Начальство под этим соусом будет бесконечно мобилизовывать народ и затягивать пояса — не свои, народные.

А обыватель обретает смысл жизни. Так-то у него что за жизнь? Отработал, пришел домой, уставился в телевизор. На выходные выпил пива, вскопал огород. Работа, дом, непослушные дети и надоевшие супруги — рутина. А тут! Весь мир против России, а значит, и против меня. И я не просто живу — я борюсь с мировым злом. Если терплю — то за дело. Ради страны, ради будущего. Ради тех же детей. Если все против нас — значит, чего-то мы стоим! Если против нас все — значит, в одиночку с нами не совладать! Значит, тем более мы чего-то стоим.

С небольшим перерывом мы в этом бреду последние сто лет живем. И мы точно могучая страна, если сто лет весь мир пытается нас уничтожить, из поколения в поколение передавая этот завет, — и ничего не выходит.

Антон Орехъ