РПЦ "ворочает" кости Николая II

Вокруг царских останков опять начались недостойные игры. Прошло уже 36 лет с тех пор, как были найдены кости Николая II и членов его семьи, расстрелянных большевиками, но царевич Алексей и одна из его сестер все еще не обрели последнего упокоения.

Сейчас уже совершенно ясно, что большевики никогда этих останков и не теряли. В записке, составленной историком Николаем Покровским по рассказу руководителя расстрела Якова Юровского, место, где убийцы спрятали трупы, описано очень точно. Но этот документ хранился за семью печатями. Главным источником сведений об обстоятельствах расстрела и захоронения многие годы оставались материалы, собранные следователем Николаем Соколовым, который расследовал убийство царской семьи по поручению адмирала Колчака.

Соколов исполнил свою задачу исключительно добросовестно и высокопрофессионально. С помощью многочисленных свидетельских показаний и вещественных доказательств он в мельчайших подробностях восстановил события в Ипатьевском доме в ночь с 16 на 17 июля 1918 года. Однако определить место захоронения ему помешали недостаток времени (он работал в Екатеринбурге с марта по июль 1919 года, когда войскам Колчака пришлось оставить город) и ошибки его предшественника Алексея Наметкина, который вел следствие по горячим следам, но крайне небрежно.

По показаниям свидетелей Соколов установил маршрут грузовика с телами расстрелянных – след вел к заброшенному руднику близ деревни Коптяки. Он исследовал местность, нашел большое количество мелких предметов и их фрагментов – нательные образки, пряжки от поясов и туфель, детали ювелирных украшений, остатки дамских корсетов, – впоследствии опознанных царскими слугами как принадлежавшие членам семьи. Были найдены также обрубок человеческого пальца, принадлежавшего скорее всего женщине, и труп собаки, в которой слуги узнали маленькую собачку младшей дочери царя Анастасии Николаевны.

В итоге Соколов пришел к выводу, что это и есть место, где трупы были расчленены и сожжены. Более подробное исследование и экспертизу он провести не успел, а Наметкин в свое время не потрудился это сделать.

На самом деле картина преступления была более сложной. Следы преступления заметались в страшной спешке, неумело и бестолково. Но именно эта бестолочь и сбила с толку основательного Соколова. Он просто не мог вообразить такой неорганизованности.

Убийцы действительно первоначально собирались утопить трупы в залитой водой шахте. Но раздетые догола тела не утонули – вода была лишь на самом дне. Юровский выставил оцепление и вернулся в Екатеринбург за новыми указаниями. Указания были даны – перезахоронить трупы в других, глубоких шахтах на Московском тракте. Одежду сожгли на месте (там ее остатки и обнаружил Соколов), тела вынули и погрузили на грузовик. Но по дороге грузовик застрял, и вытащить его не было никакой возможности.

Между тем рассвело, грузовик могли увидеть окрестные жители. Надо было что-то спешно придумать. И Юровский придумал – он велел рыть яму и закапывать трупы на месте, прямо на дороге.

Чтобы исключить опознание тел, было решено обезобразить лица до неузнаваемости. Для этой цели, как установил следователь Соколов, в екатеринбургской аптеке было получено примерно 170 литров серной кислоты. Была у преступников при себе и бочка бензина. Пока копали яму, Юровский решил сжечь два трупа – в сторону оттащили тела царевича Алексея и женщины, которую приняли за императрицу. Впоследствии Юровский говорил, что по ошибке сожгли “фрейлину” – так он называл горничную Анну Демидову.

Остальные девять трупов уложили в яму посреди дороги, залили кислотой и завалили полусгнившими шпалами и бревнами. Николай Соколов видел этот “мостик из шпал” и описал его, но ему не пришло в голову, что останки зарыты именно там, на глубине всего 60 сантиметров. Он полагал, что мостик был устроен для того, чтобы грузовик мог проехать по топкому участку.

Летом 1979 года писатель Гелий Рябов и геолог Александр Авдошин нашли это место на Старой Коптяковской дороге, вскрыли могильник и извлекли из него три черепа. Существует версия, согласно которой Рябов, вхожий к министру внутренних дел CCCР Щелокову, рассказал ему о находке (привозил он в Москву и два черепа в надежде на экспертизу), но министр счел за благо не злить главу КГБ Андропова и велел кости снова закопать до лучших времен. В 1991 году Авдошин официально сообщил о своем открытии главе администрации Свердловской области Эдуарду Росселю, и областная прокуратура произвела повторное вскрытие.

Поскольку по действующему законодательству экспертиза возможна лишь в рамках уголовного дела, в августе 1993 года Генпрокуратура РФ возбудила дело по факту обнаружения неопознанных останков. Следственную группу возглавил старший прокурор-криминалист Владимир Соловьев. Исследование останков производилось как в России, так и за рубежом. В результате было установлено, что кости принадлежат девяти лицам: Николаю II, императрице Александре Федоровне, их трем дочерям, лейб-медику Евгению Боткину, горничной Анне Демидовой, повару Ивану Харитонову и лакею Алексею Труппу. В июле 1998 года уголовное дело было прекращено.

17 июля 1998 года останки царской семьи были торжественно захоронены в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. Однако Русская православная церковь сочла выводы специальной правительственной комиссии под председательством тогдашнего первого вице-премьера Бориса Немцова ошибочными и в церемонии не участвовала.

В июле 2007 года в 70 метрах от первого захоронения было обнаружено второе, и дело было возобновлено по вновь открывшимся обстоятельствам. На сей раз для генетической экспертизы помимо ДНК потомков семьи использовался образец крови самого императора, полученной с сорочки, в которую он был одет в момент покушения на него в Японии в 1891 году. Костные фрагменты, принадлежащие подростку мужского пола, были идентифицированы как останки царевича Алексея. Женские предположительно принадлежат его сестре, великой княжне Марии Николаевне. Эксперты оставили этот второй вывод именно в таком виде. В заключении сказано, что “поименно идентифицированы останки трех лиц”: императора, императрицы и царевича.

Однако в сообщении межведомственной рабочей группы во главе с вице-премьером Сергеем Приходько однозначно утверждается, что женские останки принадлежат Марии. Эта определенность выглядит странно. При внимательном чтении заключения медико-антропологической экспертизы обнаруживается явное противоречие: в ней сказано, что длина тела женщины, погребенной во втором захоронении, – около 159 сантиметров. Но рост великой княжны Марии был 170 сантиметров. А вот о младшей дочери царя, Анастасии, известно, что она была ростом 158 сантиметров. Удивительно, как это никому из экспертов не пришло в голову свериться с антропометрическими данными княжон. Смотрим еще раз в заключение генетиков – и точно: рядом с именем Анастасии, как и рядом с именем Марии, в скобках стоит слово “вероятно”.

Сообщение межведомственной группы вообще составлено замысловато. С одной стороны, в нем сказано, что члены рабочей группы обсудили “степень готовности правительства Санкт-Петербурга к проведению церемонии захоронения и сценарий ее проведения”, назначается точная дата – 18 октября, а с другой – “в связи с обращением Русской православной церкви к Следственному комитету… поручено представить предложения по проведению дополнительных исследований”. Так будет погребение или нет? В Петербурге уже царские усыпальницы вскрыли и приглашения рассылают.

РПЦ, как видим, продолжает капризничать. Она делает это упрямо, не считаясь ни с какими научными авторитетами и не высказывая никаких конкретных претензий. Из-за этого упрямства кости из второго захоронения уже несколько лет лежат в хранилище Госархива, где им совсем не место, но дело во второй раз закрыто в январе 2011года – не держать же следователю Соловьеву их в своем служебном сейфе. Ведь по закону вещдоки по прекращенному делу полагается “реализовать” или уничтожить.

Три с половиной года назад в интервью “Дождю” глава отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Иларион объяснял позицию церкви так:

В свое время, когда с нашей стороны поступали просьбы о том, чтобы церковные представители присутствовали хотя бы при проводимых экспертизах, их не допускали, а когда мы просили ответить на ряд вопросов, связанных с этими экспертизами, ответы не получили. Люди, которые в то время со стороны Церкви принимали участие в обсуждениях, почувствовали себя отрезанными от самой сути дискуссии — у нас не было ясной картины того, что там происходило.

Но митрополит Ювеналий, состоявшей членом комиссии Немцова, заявлял нечто совсем иное:

Участвуя в Комиссии с начала ее создания, я открыто и свободно высказывал суждения и сомнения, которые были не только у меня, но и те, с которыми встречался в Церкви и обществе… Полагаю, что их (выводы экспертов. – В.А.) нельзя принять с абсолютной достоверностью, ибо история науки свидетельствует: то, что сегодня в науке считается самым современным, точным и надежным, завтра может оказаться устаревшим, неточным и ошибочным. А опыт последних лет работы Комиссии показал, что вопросы могут и, возможно, будут возникать до бесконечности. Однако все чаще и настойчивее в связи с “екатеринбургскими останками” мы слышим призывы к их захоронению, указывающие, что безнравственно так долго не предавать их земле. В настоящее время не нахожу оснований не отнестись с доверием к изложенной позиции Генеральной прокуратуры и судмедэкспертов.

18 марта этого года всех изумил глава Госархива Сергей Мироненко. В программе телеканала “Спас” он неожиданно заявил, что он “категорический противник захоранивать обнаруженные останки без участия Русской православной церкви”, и предложил

сделать эксгумацию того, что было захоронено в Петропавловском соборе, сделать это в присутствии представителей Церкви, дальше чтобы это было опечатано в том числе и церковными печатями и Церковь сказала, кому из экспертов она доверяет.

Его в той же программе поддержал протоиерей Всеволод Чаплин, не постеснявшийся пнуть покойника:

Я помню достаточно жесткое давление со стороны господина Немцова, его аппарата – не будем говорить плохо о недавно убитом человеке

11 сентября – в день, когда было опубликовано сообщение межведомственной группы, а глава Росархива Андрей Артизов в интервью “Российской газете” полностью поддержал выводы экспертов, – Всеволод Чаплин снова заявил, что нужны новые экспертизы:

Есть немало вопросов у верующих людей…

Да при чем тут верующие люди-то? К таблице умножения у верующих еще нет претензий?

Известно, что история убийства царской семьи и того, что было сделано с их телами, имеет множество версий…

О да! Версий безумных конспирологов. Например, что головы царя и царицы были законсервированы в бочонках с медом и доставлены в Москву, где стояли в кабинете Ленина, а потом по приказу Берии собрали кости всех Романовых и захоронили, дабы таким хитроумным способом получить царский вклад в британском банке.

…[надо] убедиться в том, что есть действительно родственная связь между бесспорными останками представителей Дома Романовых и теми останками, которые сегодня являются предметом рассмотрения.

Стало быть, РПЦ уже не оспаривает идентичность останков из первого захоронения? У меня голова кругом от этой издевательской казуистики.

Не намерен участвовать в церемонии погребения и так называемый Дом Романовых, который “всегда и неизменно поддерживает позицию Русской православной церкви”. А ведь еще в марте этот дом призывал РПЦ согласиться с наукой, признать останки царевича и великой княжны подлинными.

Не потому ли упрямится РПЦ, что чувствует, как у нее уходит почва из-под ног? Отказ в передаче Исаакиевского собора – достаточно грозный признак неудовольствия государства, которое наконец осознало, что пользы от РПЦ на грош, да и тот ломаный, а обходится она дорого.

С царскими останками церковь действительно в дурацком положении. Она ведь построила монастырь на месте того самого рудника, наладила экскурсионный бизнес. А теперь выясняется, что там никаких останков не было и нет! Не получилось приватизировать царскую семью. Уж не выдает ли тайную мечту РПЦ иеромонах Никон (Белавенец), юродиво восклицающий:

Если останки подлинные, это святые мощи. О каком захоронении святых мощей может идти речь!

И впрямь: поместить царские мощи в монастырь – и можно продолжать экскурсии. Отличный бизнес-проект.
Комментарии 4 комментария | Оставить комментарий Обсудить
Владимир Абаринов


Загрузка...