Россия заставляет выживать свободных журналистов

Я не смог бы выжить в сегодняшней России.

Честно. Я полностью отдаю себе в этом отчет. Я не смог бы выжить в сталинском СССР: мгновенно оказался бы в лагере. В брежневском – я выжил: от меня отмахивались и говорили: “собака лает – ветер носит”.

Дело в том, что у меня длинный язык. Я все время им болтаю. И он у меня – без костей. Кабы умел я его держать за зубами – мне бы цены не было. Я бы остался работать в Правительстве. Или в “Газпром медиа”. Денег бы у меня было видимо-невидимо. И меня бы не оттолкнули от кормушки. Зато я бы отталкивал от нее других…

Но у меня длинный язык. Я хотел бы промолчать – а не могу. Вот такой я. Несдержанный. Все от меня страдают. Жена – страдает. Друзья (те немногие, что остались) – тоже. Мне перестали звонить более сдержанные и осторожные люди.

Это такие как я болтуны считают их трусами. А они не трусы. Они просто – сдержанные серьезные люди, которые не болтают языком почем зря. Видят несправедливость – и молчат. Видят гнусность – и молчат. Потому, что у них сильная сила воли и настоящий мужской характер. Не то что у меня. А я как баба – вечно языком болтаю…

Альфред Кох


Загрузка...