Позиция Генштаба, относительно информации о суицидах в армии, вызывает недоумение

Вчера наши СМИ со ссылкой на официальную информацию Генерального штаба ВСУ проинформировали, что с начала проведения антитеррористической операции в ходе боевых действий погибли 2,4 тыс. военнослужащих, а небоевые потери составляют 927 военнослужащих.

При этом Генштаб отказался сообщить конкретную статистику по суициду, сославшись на требования Закона Украины “О государственной тайне” и пункт 1.2.1. приказа Службы безопасности Украины от 12.08.2005 №440 “Об утверждении Свода сведений, составляющих государственную тайну”.

Это сообщение вызывает, мягко говоря, недоумение. И вот почему.

1. В упомянутом Генштабом Законе Украины, очевидно, имеется в виду п. 1 ст. 8, который относит к гостайне «найважливіші показники, які характеризують (…) бойову і мобілізаційну готовність…».

В приказе СБУ №440 Генштабом указан пункт 1.2.1. Он гласит, что к гостайне относятся «Відомості про морально-психологічний стан особового складу військових формувань або ефективність морально-психологічного забезпечення підготовки чи застосування військ (сил), які дають змогу встановити їх боєздатність…».

У меня вопрос: с какой радости Генштаб считает, что общие данные о небоевых потерях не подпадают под требования указанных двух нормативных актов, и смело называет цифру небоевых потерь, а статистику по суициду (входящую в эти данные) засекречивает?

Вы, господа, определитесь: либо засекречиваете всё, либо ничего. Поскольку в общую статистику небоевых потерь входят, кроме самоубийств, и убийства, и отравление алкоголем и наркотиками, и неосторожное обращение с оружием, и т.д. – в целом эти данные, которые приводит Генштаб, раскрывают «морально-психологічний стан особового складу» куда полнее, чем «узкая» статистика суицида.

Надеюсь, в военной контрразведке СБУ обратят внимание на такое фривольное обращение со статистикой и требованиями нормативно-правовых актов со стороны Генштаба.

2. Как народный депутат Украины – член Комитета ВР по вопросам нацбезопасности и обороны, я имею доступ к государственной и военной тайне всех степеней. Я ознакомился со статистикой небоевых потерь за время проведения АТО (с апреля 2014 года по начало февраля 2018-го), которая есть у наших правоохранителей, работающих в вооруженных формированиях, в т.ч. в ВСУ.

Хочу сказать: в официальной статистике небоевых потерь я не вижу цифру «927», которую приводит Генштаб. Ни в одном из 8 пунктов, которые в нее входят, ни в их сумме. Цифры совсем иные.

Кто-то врёт.

Я очень надеюсь, что истину мы установим в ближайшее время на закрытом заседании Комитета ВР по данному вопросу. Поскольку подобные игры с цифрами, а тем более манипуляции с ними, в воюющей стране просто недопустимы.