Патроны кончились: Путин ввёл принудительную службу на военных заводах

Президент Владимир Путин сообщил, что «подписал соответствующий документ, согласно которому часть молодых людей, которые нам нужны для работы на оборонных предприятиях, будет проходить фактически альтернативную службу по месту работы в так называемых производственных ротах».

Произошло это как раз в тот день, когда в очередной раз на очередной российской ракете не включились двигатели и в очередной раз был угроблен дорогущий иностранный спутник. Поскольку все известные российскому начальству способы улучшения ситуации — смена руководителя и реорганизация — уже использованы в космической отрасли, вице-премьер Рогозин заявил, что не следует «гнобить спецов». Среди основных версий катастрофы — вражеская диверсия (ну, куда же без руки ЦРУ), а также скверная сборка двигателей (это куда вероятнее).

Надо сказать, что Дмитрий Олегович впервые признал, что космическую отрасль сотрясает системный кризис. Этот кризис сотрясает, подозреваю, весь ОПК (иначе Путин не расходовал бы свое золотое сочинское время на регулярные посиделки с руководителями военной промышленности). Просто космические провалы невозможно скрыть. Уже не первый год эксперты упорно пишут о составляющих этого кризиса. О невозможности наладить полноценную производственную кооперацию в рамках колхозов, именуемых объединенными госкорпорациями. О неспособности воспроизвести даже советские технологии. Об износе основных фондов. И, конечно же, о кадровом кризисе. В отличие от советских времен, работа на оборонных предприятиях почему-то не привлекает молодых и талантливых. Вопреки бравурным докладам того же Рогозина средний возраст работников отрасли давно достиг пенсионного.

И вот теперь, как видим, нашлось решение кадровой проблемы. Вдобавок к «научным» и спортивным ротам создадут еще и «производственные», куда направят тех, кто должен был бы служить срочную службу в Вооруженных силах. О серьезности кадровой ситуации в ОПК говорит то, что решение об этих ротах принято в момент, когда некомплект в самих Вооруженных силах никак не меньше десяти процентов. Власти принимают все более драконовские решения, дабы загнать уклонистов в армию. В Думе обсуждается законопроект, запрещающий «уклонистам» выезд за границу. При этом никто уже не вспоминает о путинском требовании полностью укомплектовать Вооруженные силы к 1 января этого года. Но устранение кадрового голода в ОПК, как видим, стало еще более насущной задачей. В производственных ротах будут служить не меньше 4 тысяч молодых людей.

Путин неслучайно заметил, что служба в этих ротах будет напоминать альтернативную. Стало быть, она будет длиннее, чем армейская. Не исключено, что от служащего в «производственной роте» потребуют подписать контракт на длительное время. Надо сказать, что все это уже было в нашей истории — и сталинские шарашки, и «трудовые армии», где условия жизни были куда хуже, чем в действующих войсках.

Боюсь только, что в нынешних условиях толку от такой работы будет крайне немного. Подневольный труд никогда не был эффективным. Да, начальники смогут отчитаться: вакантные рабочие места заполнены. При этом бойцам «производственных рот», скорее всего, не будут платить нормального жалования. Но эта экономия даст себя знать очень быстро. Помните вчерашнего пэтэушника, который кувалдой вколотил датчик ракеты, так как перепутал плюс и минус этого прибора? В результате упала ракета, стоимостью в миллиарды. ОПК не просто страдает от нехватки рабочей силы. Он страдает от отсутствия квалифицированных специалистов. Обеспечить их появление с помощью «производственных рот» невозможно. Нужны серьезные программы, которые мотивировали бы людей на работу в ОПК. Однако, как обычно, из всех возможных решений проблемы российские власти выбрали бюрократическое…

Александр Гольц