Надежды российской оппозиции остались в 2011 году

Слушаю речь Навальный 24 декабря 2011 года и рыдаю – кажется, вечность прошла, а я каждую секунду тех дней конца 2011 года помню.

Когда подъем конца 2011 года пришел, я уже знала: это, вероятно, самые счастливые дни моей жизни, и теперь, когда четыре (!!!) года прошло, я знаю – была права. Да, это были самые сильные дни, составленные из одних только вдохновения, слоновьей веры в свои силы и любви ко всему живому, которое проснулось, дышит, говорит, думает, а порой кричит от ярости.

Я рыдаю из-за пропасти прошедших лет, вместивших упадок, апатию, эмиграцию для одних и проебанные в сраных тюрьмах годы для других. Я помню себя 24 декабря 2011 года, еще не знавшую зимних построений на плацу и прошитых в кровь пальцев. После мне зашили рот и прибили яйца к брусчатке, но я еще жива. Горю. И Навальный, Навальный тут – требует, настаивает, заставляет. Уничтожает чаек – что, конечно, самое главное вдохновение сегодня.

Надежда Толоконникова


Загрузка...