Москва превращается в изолированный от протестов заповедник режима

Мэрия запретила «Марш перемен» 12 декабря.

Не перенесла, не предложила другое место или сроки — а просто отменила. «Не согласовала».

Что там, говорите, про свободу собраний?

Впрочем, все символично: «Марш перемен» нельзя. Перемены — тоже. Наш паровоз вперед летит, в руках у нас винтовка, а остановка — в бетонной стенке.

Я не знаю пока, что будет делать Комитет протестных действий — но что-то, очевидно, делать необходимо. Столица становится местом, свободным от любой гражданской активности: даже депутатам КПРФ и тем нельзя встречаться с дальнобойщиками, даже уличным музыкантам нужно получать «добро» от чиновников после «прослушиваний».

И только стекла в посольстве Турции можно бить безвозбранно, только стрелять на мосту можно в свое удовольствие.

Дмитрий Гудков


Загрузка...