Молчание военных вызвало волну медиа-травли

Опубликую мнение Романа Доника, которого безмерно уважаю и ценю.

Многое бы добавил, но немного подожду.
Собираю мнения и факты. Это непросто.
По странному стечению обстоятельств, те кого я не знаю –
обливают генерала Муженко дерьмом (причём они не делали этого с прошлой весны по конец июня, когда НГШ служили другие,
а Муженко просто был со своими необстрелянными армейцами прикомандирован к СБУ-шно/МВД-шной анти-террористической операции)
А те мои знакомые солдаты и офицеры, мнению которых я реально доверяю, включая Майка, Маршала, Медведя, генералов Сергея Будника и Василия Грицака – говорят о Муженко как о грамотном командире, с великолепной памятью и безупречным знанием обстановки. Общался с Виктором Николаевичем несколько раз. Произвёл впечатление адекватного и толкового генерала, легко, много и подробно готового общаться по обстановке и событиям, не выдавая страшных тайн. Естественно, спросил про Иловайск.
Муженко честно ответил: “Я не всё могу рассказать и оправдываться точно не буду. Сложно всё там было, а я – военный, а не политик.
И не политикан.
Но в скором времени спокойно и без повышенной температуы расскажу, что смогу и про Иловайск, и про другие события.
Про то, был ли прорыв из котла или спланированный выход под политические гарантии, что не получилось и почему. Дай немного времени. Подготовлюсь, чтобы лишнего “из-под грифа” не сказануть.” Я обещал подождать. И максимально содействовать тому, чтобы мнение начальника генерального штаба Украины узнало максимальное количество людей. Потому что нам всем – болит.
И Иловайск, и Углегорск с Дебальцево, и Донецкий аэропорт,
и не менее аццкий Луганский…
“Алексей, скажи, почему когда мы провели войсковую операцию и не дали зачистить Марьинку – никто из наших журналистов доброго слова не сказал про ВСУ и нашу маленькую победу? Про подвиг 28-й, про рейд Десантуры? Почему население Украины должно узнавать о том, что мы как минимум не проиграли – из сообщений российских и сепарских сми? Почему про факты мародёрства, пьянства – пишут
(и правильно делают, я благодарен и конструктивно отношусь к конструктивной критике, а не гавканью несведущих собак на военный караван – но у нас пока не так много законных инструментов и полномочий, чтобы их искоренять),
а вот про Героизм бойцов и про Доблесть командиров на местах, выросших и начавших брать на себя ответственность, принимать грамотные военные решения – все молчат?
Почему народ так любит мусолить темы трусов и лычек с погонами,
но не пытается искать информацию о тактике, обстановке, вооружении, способах и методах ведения современной войны?
Реальной, а не в интернете и не на компьютерной приставке?”
” – Потому что Вы, Виктор Николаевич – возможно грамотный тактик и образованный стратег, но как любой made in USSR офицер
молчите и никому ничего не рассказываете. Ни сами, ни через свои информационно-аналитические подразделения, которые на публику ничего не анализируют и ни о чём не информируют.
А публика – это ведь родственники, друзья, соотечественники тех,
кто ушёл воевать. И добровольно, и по призыву. Если Вы им не будете давать достоверной информации, а только читать статистику обстрелов и потерь с глазами окуня устами селезня – они будут пользоваться тем,
что им дали другие. Думайте, готовьтесь и решайтесь. Люди – ждут.
Не отчёта, не оправданий, а нормального человеческого разговора.
О важном. О главном. О том, что по-настоящему бурлит и болит…”
Мы пожали друг другу руки и разошлись.
Муженко остался думать, я ушёл ждать.
И тут Ромкин пост! Спасибо за понимание и жизнь на одной волне, Брат.
На одной волне и на одной войне.
Постараюсь привести НГШ на серьёзное, подробное и исчерпывающее интервью. Нам всем этого одинаково нужно.
Просто не всем одинаково хочется.
Но я найду аргументы и уговорю. При условии, что Люди готовы будут слушать, хотя бы пытаться разобраться и понять.
А не галдеть, как на стихийном рынке. Как у нас привыкли.
Я помню, что когда мы хотим и когда относимся с уважением
к себе и окружающим – у нас получается. Получится и в этот раз.
Быть добру. И правде со справедливостью. Верю – быть.

Алексей Мочанов