Конец знакомого постсоветского мира. Эпизод – Казахстан

0
133

Наблюдая за событиями в Казахстане, вспомнила следующее.

Лет десять назад Владимир Путин изложил три политические модели на постсоветском пространстве: хаос (Украина, Грузия, Молдова; то есть, страны, где есть политическая конкуренция); авторитаризм (страны ЦА, включая Казахстан); управляемся демократия (то есть, Россия).

Естественно, Путин тогда имел в виду модель России как самую успешную и жизнеспособную. Хотя понятно, что реальные трансформации (всегда!) могут быть возможны – или снизу (как инициатива общества), или сверху (как инициатива ответственной власти); все остальное – игра слов.

Спустя десять лет, и наблюдая за разными процессами на постсоветском пространстве, можно констатировать следующее: нет никаких промежуточных форм (это все лишь видимость, которую можно создавать и удерживать до поры до времени); есть либо демократия со своими недостатками, но с конкуренцией; либо автократия, со своим стремлением создания кажимостей.

В этом смысле пример Казахстана (при том, что это страна ЦА, а тут есть свои особенности; при том, что это страна, которая привлекла миллиарды иностранных инвестиций и выстроила экономику) – все же, показателен. Понятно же, что глубинным мотивом протестов послужили не столько цены на газ, сколько экономическое неравенство разных групп и хроническая коррупция как фон.

Российская власть, по идее, должна быть в шоке от неожиданно быстрого разворачивания событий в Казахстане. Особенно, на фоне того, чем занят Кремль – втягиванием Запада в переговорный процесс вокруг фейковой повестки.

Это и есть наглядная демонстрация прощания со знакомым конца постсоветским миром.

Происходящее в Казахстане – наглядная демонстрация того, как при казалось бы полной внешней контролируемости послужить все, что угодно. ситуации в какой-то момент внутренние процессы все равно могут пойти по своему сценарию. И поводом может

Риски, в итоге, могут приобретать особо глубокий характер, когда соединяются внутренний и внешний факторы. Внутренний – абсолютно понятный, когда люди устают от того, что один и тот же человек/режим находятся у власти более 20 лет (это особенно про Беларусь, например). Внешний – интересы крупных соседей.

В случае с Казахстаном – это, конечно, не Беларусь ни с какой точки зрения.

Во-первых, другие традиции, свойственные странам ЦА. Во-вторых, Назарбаев вовремя ушёл с первой публичной позиции, хотя этого оказалось недостаточно. В-третьих, политическое влияние России (а Путин когда-то заявил, что до Назарбаева не было Казахстана) уравновешивается экономическим влиянием Китая (плюс есть и другие акторы – Турция и Запад)

И, тем не менее, эти протесты – показывают, что процессы могут быть куда разнообразнее того, как их видят и преподносят власти. И это общее почти для всех стран постсоветского пространства.

Перейти к источнику