Чубайс заслужил право уйти с политической арены

Сегодня исполняется 60 лет Анатолию Чубайсу.

Я его искренне поздравляю с юбилеем и желаю ему счастья в личной жизни. И покоя. Он его заслужил. Как булгаковский Мастер.

Вообще, теперешнее отношение людей к Чубайсу сильно зависит от того, как они относятся к праву политика сказать: с меня хватит и уйти из политической жизни.

Если люди считают это возможным, то к Чубайсу относятся в целом положительно: чувак много сделал для страны, а теперь занимается тем, что ему самому интересно. Политика, кстати, никогда его не прельщала. Я это знаю, как мало кто…

Если же люди не признают за политическим лидером такого права, считают это предательством и шкурничеством, то и отношение к Чубайсу – иное. Мягко выражаясь. Аргументы тяжелы и весомы: бросил людей на полпути, они ему поверили, а он самоустранился. Теперь жрет жирную пайку, а мы по тюрьмам да по эмиграциям. А кого уже и убили…

Что касается меня, то я признаю право Чубайса устранится. И поэтому с сожалением смотрю на тот конфликт, который у него возник с сегодняшней реальной оппозицией.

Почему я так считаю? Потому, что в России должна сформироваться культура ухода из политической жизни не только ногами вперед. Ведь если я не признаю за Чубайсом права уйти живым и здоровым, то почему я этого требую от Путина, например?

Поэтому я уважаю право Чубайса уйти из политики. И в день его шестидесятилетия это тем более уместно сделать. Единственное только хочу сказать: уходя – уходи. И не призывай людей, которые придерживаются противоположного мнения, то есть того мнения, что биться нужно до конца, уйти, затаится, найти себе “настоящую” работу и т.д.

Если ты хочешь, чтобы люди уважали твой выбор, то уважай и их. А периодически выскакивать из норки с призывами “давате жить дружно” – это не масштаб Чубайса.

Толя! Уважай свой масштаб и свою биографию. Соответствуй сам себе. Даже молчать можно многозначительно и красиво. Не порть все. Дай мне запомнить тебя таким, каким я тебя люблю. Удачи тебе. И многих лет жизни.

Твой Алик Кох.