Война с олигархами. Кто следующий?

Начав борьбу с самым влиятельным бизнесменом в стране, Порошенко закрыл себе путь к отступлению в отношениях с остальными олигархами.
Мое самое большое разочарование год спустя после событий на Майдане — катастрофическая неготовность новой власти сжечь мосты с олигархическим прошлым. За это время мы не увидели такой воли ни у президента, ни у премьера, ни у большинства парламентариев.Конечно, наивно полагать, что политики, годами договаривавшиеся с крупным бизнесом, вдруг откажутся от этого порочного союза. Но если такой воли нет у них, ее следует навязать извне — через прессу, общество и лоббистов гражданских инициатив в парламенте. Нужно заставить их воевать с олигархами, делая публичным каждый сговор государственной машины с крупным капиталом.Закон об акционерных обществах, ставший детонатором конфликта власти с Игорем Коломойским, был принят в первую очередь под давлением нового поколения политиков. В противном случае мы бы до сих пор наблюдали, как документ перекладывают из одной стопки в другую, находя фантастические объяснения договоренностям с олигархом.

Также наивно полагать, что ведется персональная война против Коломойского или что он единственный крупный бизнесмен, пришедший на помощь стране во время войны.

Дело в другом. Коломойский стал первым олигархом, открыто бросившим вызов государству. И проигнорировать этот факт — означало бы автоматически продолжить все традиции, которые уже десять лет заставляют нас выходить на Майдан.

При этом он должен стать первым, но не единственным олигархом, которому государство публично отказывает в потакании его интересам. На очереди — все, кто паразитирует на обществе.

Для начала следует провести тотальную ревизию всех госактивов на предмет причастности их глав к финансово-промышленным группам. Во многих европейских странах бывшие руководители частных структур априори не могут оказаться в том же секторе экономики на государственной службе.

Тех, кого мы привыкли считать людьми олигархов, в цивилизованном мире давно называют простым термином чиновники с конфликтом интересов. Выявить их несложно, биография говорит сама за себя.

Главными инструментами влияния олигархов на политическую систему являются деньги и подконтрольные СМИ. Без нейтрализации этих факторов не удастся пресечь кулуарное вмешательство крупного капитала в политику.

В первую очередь речь о прозрачном финансировании партий. Для того чтобы карманные политики навсегда остались в прошлом, необходим закон о государственном финансировании партий. Это не новшество. Такая система существует в большинстве стран Европы.

Каждая копейка, тайно выплаченная политику, возвращается в карман олигарха в десятикратном размере, но уже из государственного бюджета.

Очевидно, бизнес имеет право финансировать политиков, но должен это делать открыто и прозрачно, чтобы избиратель осознанно мог принять решение: хочет ли он отдать свой голос партии, которую содержит Коломойский, Ахметов, Пинчук или Фирташ.

Еще один важный шаг — запрет политической рекламы на телевидении, стоимость которой составляет львиную долю бюджета политических партий. Эфирное время на крупных телеканалах является наиболее ходовой олигархической “валютой” во время выборов. За несколько недель бартера “эфир в обмен на место в списке” владельцы главных медиахолдингов в стране — Фирташ, Левочкин, Коломойский и Пинчук — становятся акционерами будущих парламентских фракций.

И не нужно слушать псевдоэкспертов, пугающих тем, что запрет политической рекламы приведет к тому, что появится “джинса” — платные новости и ток-шоу. Во-первых, это и так происходит. А, во‑вторых, существуют вполне внятные инструменты контроля, позволяющие адекватно оценить присутствие того или иного политика в эфире.

И наконец, я уверен, что увольнение губернатора, пусть запоздалое, было единственно возможным ответом Порошенко на этот вызов. И, начав с самого влиятельного бизнесмена, президент закрыл себе путь к отступлению в отношениях с остальными олигархами. Теперь каждое назначение, каждый крупный тендер должен и будет рассматриваться под этим микроскопом.

Кстати, как бы это парадоксально ни звучало, но после увольнения Коломойский может стать главным ситуативным партнером общества в борьбе против других своих коллег-олигархов. А популярность правительства и личный рейтинг Порошенко с этого момента напрямую зависят от их готовности действовать так же жестко по отношению к другим финансово-промышленным группам и их лидерам.