В России проходит обрушение репутации провластных СМИ

Есть такой человек – Отар Кушанашвили. 

Прославился тем, что публично нахамил Алле Пугачевой.
В тот день, собственно, он и вошел в культурную элиту страны в качестве музыкального критика.
Были в биографии г-на Кушанашвили и другие звездные моменты, как-то: матерщина в прямом эфире Первого канала, прыжок лицом в пол на рок-концерте (публика побрезговала ловить), выход на поле во время отборочного матча Россия-Португалия (тут как раз поймали)…
В общем, человек с биографией.
Которая началась сразу с высшей точки: нахамил Алле Пугачевой!

Я вспомнил об этом господине сегодня после очередного хамского поста Леси Рябцевой на блоге «Эха Москвы». Собственно, не после ее поста даже, а после того, как пятнадцать человек вокруг меня разорвало от ярости, и девятеро в этом разорванном состоянии захотели немедленно ей ответить.
Чем доставят, я полагаю, немалое удовольствие клиентке.
Ибо клиентка вылупилась в журналистику хотя и не так давно, но прямиком из пиаровского яйца, и уж что-то, а эти законы понимает твердо – и с самого своего появления на поверхности неустанно и прилюдно хамит, провоцируя многочисленные упоминания своего имени, сладкий мед профессии.
Рейтинг цитирования у нее на отменной высоте, а о чем недавно с радостью сообщил публике ее босс. Типа, какие претензии? Отличная работа.
О да. Если я, в ближайшем «Особом мнении», высморкаюсь в прямом эфире и размажу сопли по телекамере, мой рейтинг удесятерится. Меня даже в программе «Вести» покажут, пожалуй. Но я воздержусь.

Г-жу Рябцеву правила приличия не удерживают, и она расчетливо хамит. Список людей, которым она нахамила, уже довольно велик, и люди это все очень известные, иногда – известные не меньше Пугачевой. И если хамить им не из своего фейсбука, а на блоге «Эха Москвы», рейтинг можно считать гарантированным!
Птичьего мозга, который иногда по ошибке принято считать гуманитарным, вполне хватает на то, чтобы понимать это и попадать клювом по зерну.
К г-же Рябцевой (как и, в предыдущем случае, к г-ну Кушанашвили) вопросов нет: она живет по правилам своей профессии, и очень успешно. И если бы она была частным лицом, у меня не было бы вопросов даже к радиостанции, позиционирующей себя площадкой для всех мнений. Там, где есть Фефелов, отчего бы не быть Рябцевой?
Но эта госпожа – помощник главного редактора, и это обстоятельство заметно меняет суть дела. Cказанное ею автоматически проецируется на позицию и культурный уровень радио.
И вопрос у меня – нет, уже не к Венедиктову (Рябцева в повышенном статусе и есть его ответ на все вопросы)… Вопрос к моим коллегам с «Эха Москвы», к дюжине славных интеллигентных имен, с которыми многие годы напролет ассоциировалось название станции; вопрос – вполне риторический: друзья, вы отдаете себе отчет, что сейчас происходит непоправимое обрушение вашей коллективной репутации?
И второй вопрос – уже не риторический: намерены ли вы что-то с этим делать, или склонны ждать, пока все сгниет окончательно?

Виктор Шендерович