В Москве марш в 50 тысяч человек "вытесняют" на МКАД

На уходящей неделе Комитет протестных действий (КПД) определился с названием, временем, местом и форматом очередной большой протестной акции в Москве. «Марш перемен» пройдет в столице 15 ноября.

Организаторы — ПАРНАС и КПД (ожидается, что в ближайшее время к инициативе присоединятся и другие оппозиционные партии и движения) — планируют в положенный срок подать в мэрию заявку на демонстрацию от Пушкинской площади до проспекта Сахарова, где должен состояться митинг. Предполагаемое число участников — 50 тысяч человек. Основные лозунги и призывы будут сформулированы уже на ближайшем заседании КПД. Очень скоро у акции появится и собственный сайт.

В былые времена организаторы подобного рода акций придерживались иной стратегии: заявка подавалась на какую-нибудь из центральных улиц и площадей с ясным пониманием, что условную Тверскую мэрия все равно не согласует. Однако обе стороны отдавали себе отчет в том, что повышенный запрос является стартовой переговорной позицией и поддается определенной корректировке. В итоге заявители соглашались на менее дерзкий маршрут, который, тем не менее, пролегал в центре города. Как правило — внутри Садового кольца. Все помнят марши и митинги на Якиманке, на Болотной площади, на проспекте Сахарова, на Бульварном кольце. Можно сказать, что у организаторов протестных акций и Департамента общественной безопасности при мэрии Москвы (именно это подразделение отвечает за массовые мероприятия в городе) в какой-то момент сложился определенный консенсус, который был порушен с началом активных действий России в отношении Украины — аннексии Крыма и войной на Донбассе.

С весны прошлого года мэрия, цинично и хладнокровно игнорируя интересы граждан и Конституцию РФ, предлагает оппозиции демонстрировать свое отношение к происходящему в России на глухих окраинах Москвы. Мнения по поводу того, стоит ли соглашаться на такие условия, внутри самой оппозиции разделились. Одни говорили (и продолжают говорить), что нет ничего зазорного в том, чтобы устраивать акции в отдаленных районах. Дескать, там тоже люди живут, и с этим тезисом трудно не согласиться. Другие замечали (и продолжают замечать), что протестная демонстрация в определенном смысле — символическое действо и место ее проведения имеет первостепенное значение. И если мы все эти годы выходили в центр города, то почему сегодня надо соглашаться на унизительные условия? Не является ли это отступлением и сдачей некогда завоеванных позиций?
Организаторы «Марша перемен» исходят из установки, что в Москве много людей, которые считают для себя важным высказывать свое отношение к действующей власти именно в местах ее, надеемся, временной дислокации. То есть в центре города. Поэтому мы, что называется, на берегу договорились: 15 ноября мы выйдем на одну из центральных улиц и площадей. Однако, спросите вы, что же помешает московским начальникам в очередной раз отказать оппозиции в ее законных требованиях и послать нас маршировать к МКАДу?

Нам представляется, что попробовать переломить ситуацию с протестными действиями в Москве можно сегодня только одним способом — уже на стадии организации привлечь к подготовке акции сотни, а возможно, и тысячи москвичей. Я говорю о масштабном волонтерском движении с организацией многочисленных пикетов, раздачей уведомительных материалов, сбором подписей под требованием согласовать нашу акцию в центре. Поверьте, если в момент обсуждения в мэрии нашей заявки у ее дверей будут стоять сотни москвичей и спокойно, не нарушая никаких законов, ждать результата, если власти воочию убедятся в том, что в этот раз они столкнулись с жестким сопротивлением, московские чиновники и их начальники из Администрации президента сто раз подумают, прежде чем пробовать в очередной раз навязать нам унизительное решение.

Конечно, предлагаемый формат предусматривает некоторое перераспределение ответственности. Оппозиция как бы говорит москвичам: вы хотите акцию в центре? Отлично, тогда надо приложить усилия, сами мы не справимся.

Сопряжена ли подобного рода деятельность с определенными рисками? Да, конечно. Можем ли мы быть уверены в том, что московская полиция не станет вмешиваться? Нет, не можем. Каковы шансы тех, кто сочтет для себя необходимым участвовать в этой кампании, в какой-то момент обнаружить себя в автозаке? Они достаточно велики. Но надо ясно осознать: мы все вместе сегодня оказались у той черты, когда иных способов попробовать отстоять свою честь, свое достоинство, свои гражданские права просто не существует. А дальше — персональный выбор за каждым.

Александр Рыклин

Загрузка...